Впрочем, в уголках его рта все еще пряталась бесшабашная улыбка, контрабандой пронесенная с Темной Стороны, — я почти уверен, что она мне не примерещилась!

* сэр Макс о сэре Шурфе Лонли-Локли




Часть II

Тмутараканский Зверь





Сколько ж мне приходилось странствовать со времён падения Траеды? Многие годы я провела в путешествии, и в каких уголках Макровселенной я только не побывала...

И бесконечная пустота Астральной Глади, где реальность зависит от воображения... И колоссальные воды Измерения Воды, чей океан не имеет ни дна, ни поверхности... И таинственная Прикопания, где боги живут среди смертных... И сюрреалистический Сигил, куда стекаются дороги со всех Миров...

Конечно, ничто мне не заменит Траеду, и, тем более, никто мне не заменит Диэстра. Но ведь в Мирах можно найти что угодно: и с тех пор, как Траеда пала, каждый Путник тщится отыскать тот Мир, что был бы для него наиболее похож на свою родину.

Лишь однажды, попав в мир Этфара, я поняла, что нашла возможный дом, – чем-то он действительно походил на Траеду. Подобное многообразие стран и народов впечатлило меня. Кто в нём только не жил – от довольно распространённых в Мирах эльфов и гномов до совсем диковинных созданий, которых нигде больше и не встретишь – и всё это уживалось в гармонии друг с другом на одном континенте.

Да, это и вправду во многом напоминало мою родину: в городах Траеды каждое здание обладало уникальной архитектурой, а язык Путников состоял из поговорок, позаимствованных у многовековой мудрости народов разных Миров...

Но где я только не бывала, меня всегда удивляла одна вещь – это большое количество представителей расы Людей. Их было немало в Этфаре, их много обитало и в Мирах.

Почему во многих уголках Вселенной люди являются если не единственной, то, по крайней мере, господствующей расой? Эти непостижимые существа не поддаются испытаниям Миров, и я боюсь, что однажды они заселят все обитаемые Миры, не оставив места остальным народам...

Я размышляла долго над этим вопросом... до тех пор пока мой Наставник Тифанэль не развеял моих опасений – ибо, как он говорил, каждая живущая в Мирах раса в своё время произошла от существ, подобных людям. Даже Путники. И тогда я поняла одно.

Люди – это тесто. Тесто, из которого можно слепить любой другой народ. А вот каким будет этот народ – это решать самим людям.

Лаэрти



I



Годы не были милосердны к скалистой тропе, по которой поднималась Лаэрти, стараясь удержать равновесие на нестойкой гальке. Путница немного знала этот Мир: населён он в основном людьми; магия присутствует, хоть в последнее время она и находится в слегка заброшенном состоянии. Ей не очень-то часто хотелось иметь дело с такой расой, как люди, но этот мир как-то по-особому манил её.

Стоял летний вечер. Внизу, у обрыва, волны непобедимой армадой накатывались на стойкий берег. Мягкая трава и хвойный лес гнулись под сильным ветром, а последние отблески заката ещё бороздили край небес. Над широкими елями, выплывая из-за облаков, показалась яркая луна, её лучи озаряли Путницу и окружающий мир серебристым светом.

Лаэрти вдохнула морской запах и осмотрелась. Её зоркие глаза подметили, что ночное светило было не единым источником света: где-то вдали она разглядела отблески огней. Возможно, факелов. И вообще, какое-то странное предчувствие обитало в окружающем воздухе.

«Кто это там в столь поздний час?» – заинтересовалась странница. Поблизости не было ни городов, ни деревень, кроме, разве что, какой-то старой башни неподалёку на утёсе. Не спуская глаз с огней, Лаэрти принялась осторожно пробираться к источнику света...

Внезапно кто-то резко схватил её за руку. Путница обернулась и разглядела в полутьме невысокого человека.

– Тени сгущаются, – произнёс он. – Я не знаю, кто ты, и что ты здесь делаешь, но тут совсем не безопасно.

Человек оказался молодым, с довольно приятной внешностью. Однако была у него и одна особенность: на лице, на поверхности лба под кучерявыми волосами, находилась яркая татуировка в виде паутины и трёх звёздочек, которая сияла, словно фонарь, волшебным блеском в темноте.

– Небезопасно? – переспросила Лаэрти.

– Видишь огни факелов? Они пришли за мной... Уходи отсюда. Я не хочу, чтобы ещё на кого-то легли неприятности.

Однако Лаэрти не собиралась уходить. Возможно, этому человеку нужна её помощь...

Человек кинулся куда-то в сторону, вероятно, заметив грозящую ему опасность, но было уже поздно. Из сумрака медленно показались несколько фигур с нацеленными на них заряженными арбалетами, некоторые из которых были направлены и на Лаэрти.

– Это Чалак-Нейр! Окружить его!

Голос принадлежал человеку в пышных и богатых одеждах, выделявшемуся среди остального круга. Незнакомец откинул капюшон, явив в свете факелов своё морщинистое лицо с небольшой бородкой и не терпящих возражений глазами.

– Добро пожаловать в царство справедливости, друзья мои, – обратился тот к Лаэрти и юноше с татуировкой, пока всё больше и больше людей в накидках окружало их. – Я Лапорто, главный инквизитор и покорный слуга Святой Лиги.

На некоторое время взгляд священника остановился на Путнице и он с интересом улыбнулся.

– ...Отныне вы подлежите плену, пока не поступит особое распоряжение о вашей дальнейшей участи. Любая попытка бегства будет немедленно пресечена. Полагаю, на этот счёт у нас не должно возникнуть недоразумений...

Лаэрти могла бы сделать многое. Могла бы превратить арбалеты монахов в безобидных лягушек. Могла бы ослепить окружающих волшебным сиянием. Могла бы оживить ветки деревьев и призвать их на помощь.

Но в каждом Мире волшебство действует по-разному, и Путница ещё недостаточно освоилась в магии этого мира, чтобы сотворить какое-либо из таких заклятий.

Конечно, она могла воспользоваться своим браслетом и скомандовать Эрвэн перенести её куда-нибудь побыстрей. Но ей не хотелось оставлять в беде своего незадачливого спутника, который, возможно, не был ни в чём повинен.

Так что она решила спокойно ждать. Того, что произойдёт дальше.



II



Они оказались замкнуты в небольшом узилище на последнем этаже башни (той самой, что Лаэрти заприметила ранее).

Путница подступила к железной калитке, вделанной в отделявшую их от остальной комнаты ржавую решётку, и что-то пробормотала, после чего, покачав головой, повернулась к пленнику:

– Замок слишком сложный. Моя магия пока не позволяет его открыть.

Пленник с интересом взглянул на незнакомку:

– Кто ты? Сперва мне показалось, что ты обычный человек. Однако теперь я вижу, что в тебе течёт кровь куда более благородных существ...

– Я Лаэрти из народа Путников. А остальное покамест не важно. Лучше расскажи для начала о себе... и о том, почему нас вдруг ни с того ни с сего упрятали в эту темницу.

Подобные вещи с Лаэрти случались не впервые, но она не ожидала такой негостеприимной встречи с самого прибытия в этот Мир.

– Тебе известно слово «Чалак-Нейр»?

– Нет, – покачала головой Лаэрти. – В этом Мире я лишь недавно, и не знаю ничего о здешнем положении вещей.

– Что ж, – вздохнул пленник, коснувшись своей татуировки, – не будем терять времени. В таком случае тебе об этом нужно услышать с самого начала...



Гроза неумолимо полыхала за окном, но её отзвуки не слишком тревожили человека. Верховный Епископ, перелистывая закованной в металл рукой страницы книги, не привык, чтобы его отвлекали от работы. И внезапно показавшаяся в дверном проёме фигура в богатых одеждах не была исключением.

– Похоже, ты возомнил о себе куда больше, чем положено, уважаемый, – раздражённо пробормотал епископ.

Вошедший Лапорто, вспомнив о приличиях, учтиво поклонился:

– Прошу прощения, господин. Но у меня есть срочные новости из Равтанны: чума унесла жизни нескольких сотен людей.

Собеседник, не отрываясь от книги, безучастно хмыкнул:

– И какое это имеет отношение ко мне?

– Дело в том, что чума не была обычного происхождения...

К Верховному Епископу обычно обращались по проблемам, окутанным тайной, ибо он вполне справлялся с их устранением. Услышав это, он, наконец, поднял заинтересованный взгляд на Лапорто:

– Я слушаю.

– Дом Нейр, – ответил инквизитор. – У нас есть все подозрения, что несколько его агентов, включая небезызвестную Минерву Нейр, наслали эту чуму в кощунственных целях...

– И?

Лапорто настойчиво продолжил:

– Я полагаю, было бы разумно объявить весь Дом Нейр еретиками, вне закона.

Епископ задумчиво поднял левую руку, в отличие от правой полностью закованной в металл, и, пристально её разглядывая, заметил:

– Дом Нейр – один из верховных домов Равтанны. Его уничтожение будет не на руку Церкви.

– Но вы ведь знаете, какая слава ходит об этом доме, – возразил Лапорто. – У нас есть шанс поразить в сердце всех врагов Господа в этом регионе... И это послужит предупреждением для остальных.

Взгляд Епископа вернулся из ниоткуда и вновь обратился на своего собеседника. Небольшая улыбка мелькнула на его лице.

– Я устрою это, уважаемый инквизитор. Благодарю за сведенья.



– Таким образом, – медленно продолжал пленник, – перед тобой стоит Феано Нейр, последний отпрыск Дома Нейр, до сегодняшнего дня находившийся на свободе.

Феано прикоснулся к светящейся татуировке в виде паутины и трёх звёздочек у себя на лбу.

– Как видишь, в нашем Мире не очень жалуют магию. Эти... так называемые священники просто пользуются своим положением, чтобы объявить нас вне закона.

– А как насчёт твоей татуировки? – поинтересовалась Лаэрти.

– Она – что-то вроде эмблемы нашего дома, дающаяся каждому ещё при рождении. К сожалению, это послужило на руку Церкви: каждого с подобной татуировкой называли «Чалак-Нейр» и сдавали властям. Покуда не поймали почти всех, кроме меня...

...Дом Нейр никогда не занимался тёмными искусствами. Никто не знает, откуда именно произошла чума в Равтанне, но она оказалась прекрасным предлогом – предлогом, под которым здешние маги оказались вне закона.

Лаэрти, внимательно вслушиваясь в слова Феано, задумчиво смотрела куда-то вдаль:

– Значит, вашей страной правит некая Церковь. И, имея поддержку народа, не очень-то жалует искусство магии. Тогда как сами священники магией не пользуются... Верно?

Пленник кивнул.

– Они утверждают, что осуществляют правосудие некоего Господа, их собственного бога, – и большинство людей им верят. Но на практике я у них магии никогда не видел...

«Очень похоже на Таургов», – подумала Лаэрти. – «Только в этом мире, похоже, частный случай...»

Тем временем на лестнице послышались шаги.

Со скрипом отворив дверь, в комнату вошёл скрюченный человек в тёмном плаще и с корзинкой еды в руках. Очевидно, что он был не священником, а, скорее, каким-нибудь слугой.

Сперва он молча попытался просунуть корзину сквозь решётку, но, стоило Феано протянуть к еде руки, как тот резко отпрянул.

– Не думай прикасаться ко мне, Чалак-Нейр! Не позволю твоему нечистому касанию заразить меня...

Стараясь держаться от узников подальше, прислужник взял стоявшую неподалёку метлу и с её помощью протащил корзину сквозь прутья, после чего, презрительно отвернувшись, вышел вон.

– Неужели я внушаю такой ужас? – спросил Феано, взяв кусок хлеба из корзины.

– Если то, что ты рассказал, правда, то чума в том городе напугала людей.

– Но наш Дом не насылал чумы, – с набитым ртом ответил узник. – К тому же, никакой магии я до сих пор не обучен.

– Это поправимо, – улыбнулась Лаэрти.

– ...По крайней мере, уже многие годы я вполне успешно без неё обходился.

Да, этот человек понравился Лаэрти. Испытывать гонения со стороны всего народа из-за татуировки у себя на лице и выдерживать всё стойко и оптимистично способен не каждый. Прямо как Путники... в некоторых ситуациях.

– Однако, – произнесла Путница, – почему монахи заключили в эту темницу и меня вместе с тобой?

Феано ненадолго задумался и рассмеялся:

– Твоя одежда и твои глаза. Они явно принадлежат существу злому, в чьих жилах течёт кровь демонов... с их точки зрения, конечно.

...А вообще они всегда смогут предлог выдумать. Главное им награду за тебя получить побольше.

– Как бы там ни было, – хмыкнула Лаэрти, одевая рюкзак, – я здесь не собираюсь сидеть и ждать, пока этот Лапорто или кто-то ещё вспомнит о нашем присутствии.

– Ты знаешь, как выбраться отсюда? – с надеждой спросил пленник. – На лестнице наверняка стоит охрана...

– Пока что мне недоступны сложные заклятья. Я могу сделать лишь что-нибудь простое, какие-нибудь базовые чары.

Ведь в каждом мире магия действует по-разному, и должно пройти время, прежде чем Путник сможет полноценно освоиться с ней...

Феано изучающе осматривал помещение:

– По ту сторону решётки на стене висит ключ. Ты можешь как-нибудь заставить его... подлететь к тебе?

– Ну, это можно сделать и без магии, – улыбнулась Лаэрти и указала на какой-то предмет.

Феано последовал за ней взглядом и увидел метлу, оставленную незадачливым посетителем незадолго до этого. К счастью, она оказалась довольно длинной.

«Ужас, внушаемый моей татуировкой, иногда может оказаться полезен», – подумал он, и, ухватившись за метлу двумя руками, просунул её сквозь решётку и поддел ключ, так что тот плавно сполз на противоположную сторону.

Тяжёлый замок на металлической калитке поддался и узники вышли из камеры.

– И куда дальше? – спросил Феано. – Можно либо в коридор... навстречу толпам вооружённых священников... либо в окно... но там верёвка понадобится.

– Не понадобится.

Лаэрти что-то прошептала, и спустя мгновение Феано почувствовал себя лёгким, как пёрышко.

– Что ты сделала? – спросил он, почувствовав внезапное изменение силы тяжести. – Теперь я могу летать?

– Нет, летать ты не будешь. Но ты сможешь плавно опуститься на землю, не причинив себе вреда.

За окном ярко сверкал рассвет. Внизу, с приличной высоты, блестело море, утыкаясь в небольшую линию песчаного берега, а утренний ветер мощными порывами развевал им волосы.

– Вперёд! – скомандовала Лаэрти.

От высоты у Феано закружилась голова, но он, доверившись спутнице, соскользнул наружу. Следом за ним вынырнула из окна Лаэрти, и они начали плавно снижаться вдоль стен башни. Внизу виднелся песок, так что проблем с посадкой возникнуть было не должно...

Феано, насладившись полётом, повернулся лицом к башне. Мимо него мелькали окна: сперва какое-то хранилище, потом что-то вроде часовни, потом...

У него по коже забегали мурашки. За третьим окном стоял тот самый верховный инквизитор Лапорто. Стоял спиной к окну. Но, будто заметив что-то неладное, голова его стала медленно поворачиваться...

Увидев причину испуга своего спутника, Лаэрти произнесла ещё одно заклинание, и в считанные секунды окно покрылось плотным инеем.

– Будем надеяться, что он нас не заметил, – с надеждой прошептала Путница.

Наконец их ноги достигли мокрого песка. У причала, не поддаваясь напору волн, оказались привязаны несколько лодок.

– Чьи это лодки? – спросила Лаэрти.

– Поблизости никто особо не живёт, – пожал плечами её спутник. – Наверное, это лодки священников. Так что можем их взять без угрызений совести.

Они отвязали одну лодку и, забравшись внутрь, погребли прочь от башни. Однако, как они ни старались, прибрежные волны не желали поддаваться старым вёслам... и хоть они и сумели немного отойти от берега, Лаэрти вскоре поняла, что это никуда не шло.

Так мы особо никуда не уплывём.

Положив вёсла и устремив глаза вдаль, она стояла несколько минут и что-то шептала. Затем огромная волна подхватила лодку и понесла на огромной скорости прочь от башни.

– Ты вроде говорила, что тебе доступны лишь простые заклинания, – произнёс Чалак-Нейр.

– Эх... Тебе ещё многому предстоит научиться, Феано. Это заклинание требует много энергии, это правда. Но по своей структуре оно совсем простое...

Лодка, подхваченная могучим потоком, стремительно удалялась от башни.

А Лапорто, распахнув необъяснимо покрывшееся инеем окно, наблюдал за её отплытием.



III



Вода ярко блестела под лучами взошедшего солнца, ослепляя глаза. Свесившись и опустив руки в воду, Лаэрти контролировала несущую их волну. Феано, чья татуировка при близости воды обрела светло-голубоватый оттенок, стоял у носовой части лодки.

«Может, перенести его в какой-нибудь из других Миров?» – подумала Лаэрти. – «Здесь он изгнанник, из-за татуировки его вряд ли будут принимать с распростёртыми объятьями».

Лаэрти было знакомо подобное чувство. Существует много Миров, где Путников считают сумасшедшими чудаками. Иногда к ним относятся не лучше, чем к этому юноше в данной ситуации...

Тем временем Феано повернулся в сторону Путницы:

– Немного к северу отсюда находится портовый город Равтанна...

– Насколько далеко?

– Около пяти миль. Вон за тем утёсом...

– Это радует. А то мои силы уже на исходе.

Вскоре за скалой действительно показались очертания крупного, обнесённого крепкими стенами, города. Феано, тем временем откопав в глубинах лодки плотную полоску ткани, обмотал ею свой лоб, дабы светящаяся татуировка не бросалась в глаза каждому встречному.

– В городе мы сможем сесть на корабль, – объяснил Феано. – Более быстрых способов скрыться от Лапорто у нас нет... если только ты не обладаешь какими-нибудь ещё эффективными фокусами.

И снова Лаэрти подумала о своём браслете – они могут в любой момент уйти от погони, переместившись в пространстве. Но, немного поразмыслив, странница решила оставить это про запас. Ведь какой Путник упустит очередное приключение, даже если есть возможность решить всё быстро и нерискованно?

– Пока что я в этом деле ничем не могу помочь, – ответила она. – Но, возможно, в будущем я буду способна на большее...



Их лодка пристала к берегу недалеко от городских ворот. Забрав из лодки кое-какие полезные вещи, они отправились к Равтанне.

Стражники у ворот, закованные в тяжёлые доспехи, на них внимания не обратили, однако Феано попутно окликнул одного из них:

– Какие корабли сейчас в городе?

– В последнее время худо с пассажирскими судами, – вежливо ответил стражник. – Есть, однако, много купеческих кораблей, ну а остальные поискать придётся...

Лаэрти заметила, что стражники вели себя довольно дружелюбно по отношению к незнакомцам. По крайней мере, пока татуировку Чалак-Нейра скрывала плотная повязка.

– Боюсь, на поиски уйдёт немало времени, – предположил Феано. – Купцы, они, конечно, тоже подвезти могут, но за проезд заломят цену в целое состояние...

Город просыпался. Довольно много купцов богатого вида и матросов уже суетились на пристани. У причала стояли всевозможные корабли: большинство, хоть и изготовленное на славу, оказалось обычного происхождения; но попадались и такие, в которых было заметно магическое вмешательство.

– Ваш Мир находится в состоянии Конфликта, – констатировала Лаэрти. – Ваша технология постепенно развивается, хотя, тем не менее, магия продолжает существовать. Рано или поздно одна из сторон одержит верх: или магия, или физические науки.

– Скорее второе, – ответил Феано. – Церковь, правящая нашей страной, располагает всеми новейшими технологиями, утверждая, что они благословлены самим Господом. А магию вот-вот объявят вне закона, сочтя её за дьявольское искусство.

Проходя по пристани, Лаэрти поймала взглядом красивый корабль, сверкающий золотом под утренним солнцем.

– Может, нам подойдёт вот это? На вид корабль неплохой...

– Внешность не всегда соответствует действительности, – ответил Феано. – Этот корабль из Страны Полумесяца, жарких земель по ту сторону моря. Это таинственная и опасная земля, и между нашими государствами уже много лет идёт что-то вроде войны...

– А вон та галера, сделанная из скелета какого-то огромного животного?

– Тем более. Варвары Тора и Одина из городов-ледников, не имеющие представлений о нормах и законах...

– Здесь есть хоть коренные жители?

Феано покачал головой:

– Равтанна – один из крупнейших портовых городов, но основную массу его обитателей составляют лишь приезжие купцы и путешественники.

Чайки да голуби, похоже, были единственными представителями природы в этом огромном месте из камня, дерева и металла. Особой архитектуры в Равтанне тоже не наблюдалось – лишь вдалеке виднелись несколько дворцов, затесавшихся среди деревянных сооружений.

Внимание Лаэрти снова привлёк один из кораблей, на сей раз довольно диковинного вида: он был сделан из красной древесины, а паруса, развевавшиеся на ветру, были похожи на гигантские павлиньи перья. Были ли они сделаны из настоящего оперенья какой-то громадной птицы или же являлись обычными парусами, разукрашенными подобным образом, Лаэрти понять не смогла.

– А это что? – восхищённо спросила Путница.

– Признаться, такое я вижу впервые, – ответил Феано, внимательно всматриваясь в корабль. – Их судно сделано на славу, пиратским я бы его не назвал. Но и на купеческое оно тоже не похоже...

– Любуетесь «Странником»? – послышался голос у них за спиной.

Оба вздрогнули и мгновенно обернулись, увидев добродушно улыбающегося человека с длинными усами и в шляпе с перьями. Тот хитро щурился то на Лаэрти, то на её спутника, оценивая взглядом каждого.

– Дивный корабль, на самом деле. Когда-то давно я его получил в подарок от диких племён с отдалённого континента, и до сих пор не понял, каким образом он устроен... Однако, посмею заметить, немногие корабли нашего материка могут посостязаться с ним в быстроходности.

– А вы... кто?

Со стороны собеседника раздался небольшой смешок.

– Собственно, я Той-Мангуст, капитан «Странника». А вам, судя по разговору, как раз нужен был корабль...

Феано не знал, как вести себя с этим свалившимся как снег на голову человеком. Возможно, его им послала сама судьба, – но, возможно, он является очередным агентом вездесущих церковников.

– Почему мы можем вам доверять?

– На ваших лицах так и написано, что вы хотите покинуть поскорей этот город, – заметил Той-Мангуст. – К тому же, нам на борту не помешает опытная волшебница...

«Откуда, во имя Гвайрона, он узнал, что я владею магией?» – опешила Лаэрти, но совладала с собой и произнесла:

– Мои магические способности временно ограничены. Боюсь, в этом плане на меня нельзя слишком рассчитывать...

– Нам может пригодиться любое магическое вмешательство, каким бы оно ни было, – ответил капитан «Странника». – В наше время сложно найти магов, а со «Странником» совладать непросто. У нас на борту уже есть алхимик Кроукс, да и сам я немного смыслю в магии, но наших сил иногда бывает недостаточно...

Феано, всё ещё не слишком доверявший незнакомцу, лишь тихо хмыкнул. Годы, проведённые в изгнании, вынудили его не слишком верить встречным людям.

– Куда же вы направляетесь, в таком случае?

– «Странник» остановился в Равтанне лишь чтобы пополнить запасы. На самом деле мы держим путь на восток, к строго намеченной цели...

Той-Мангуст повернулся в сторону моря, любуясь своим кораблём на фоне сияющих при свете солнца вод.

– Вся команда «Странника» состоит из искателей приключений, сведённых судьбой. Мы ни на кого не работаем, а являемся вольными путешественниками. И Равтанна являлась лишь небольшим отклонением от нашего маршрута...

Капитан вновь повернулся к слушателям, на лице его сияла улыбка:

– Вы слышали легенду о Тмутараканском Звере?

Лаэрти отрицательно покачала головой, однако Феано кивнул:

– Существо, похожее на дракона, которое иногда видят у восточных морей. О нём упоминается ещё в древних мифах... и, судя по слухам, он где-то обитает и до сих пор.

– Верно, – кивнул капитан. – Ещё толком неизвестно, есть ли он где-то на самом деле, но мы это и хотим выяснить.

Лаэрти внезапно догадалась:

– Так вам нужны волшебники...

– Никто не знает, в каком настроении мы найдём это мифическое создание. Так что нам не помешает дополнительная защита.

Той-Мангуст выжидающе глядел на Лаэрти.

– Взамен мы предоставим ночлег и еду на нашем корабле, – предложил капитан, и, бросив взгляд на Феано, добавил: – И укроем от любой напасти, какая бы ни преследовала вас.

– Тмутараканский Зверь – выдумка, – уверенно заявил Феано. – Отправиться на его поиски – всё равно что пойти искать слонов и черепаху, на которых, как думали раньше, держится всё на свете.

– Не факт, что этого не было, – загадочно возразила Лаэрти и задумалась.

Странница пыталась понять, не было ли подвоха в словах незнакомца. Он не лгал, она это видела, но всё же... Будь он Путником, она бы ему давно доверилась, а люди в некоторых случаях – существа до боли корыстные...

К тому же этот капитан явно что-то о них знает – а это тоже нельзя оставить без внимания.

«Но я ведь Путник, разве нет?» – в который раз подумала Лаэрти. – «А большинство Путников только и ждут возможности ввязаться в очередную заварушку...»

И, ничуть не колеблясь в своём выборе, Лаэрти улыбнулась и произнесла:

– По рукам.



Солнце, пробиваясь сквозь похожие на павлиньи перья паруса, отбрасывало замысловатые блики на покачивающуюся палубу. Корабль завораживал, и, хотя за грядущую поездку им можно было бы вдоволь налюбоваться, новоприбывшие ощутили, что отвести от него взгляд весьма непросто...

Вспомнив о действительности, Путница и Чалак-Нейр обнаружили, что стоят у одной из мачт «Странника», вслушиваясь в бурную речь капитана, рассказывавшего по очереди о каждом члене своей команды, стоило тому пройти мимо:

– Вон тот толстоватый человек – это Кроукс, выдающийся алхимик и иллюзионист. Возможно, иногда он бывает не в себе, но именно благодаря нему эта конструкция ещё держится на плаву...

Проводив алхимика взглядом, Той-Мангуст указал на девушку в шпионском снаряжении, приютившуюся у носа корабля. Она стояла, облокотившись о борт судна и подозрительно разглядывая новоприбывших.

– Это – Калия. Несмотря на довольно безобидную внешность, она – глава одной из секретных организаций Рима, и, пожалуй, самый опасный человек в нашей команде. Говорят, она полукошка...

Внимание переключилось на ещё одного члена экипажа, более двух метров ростом, своевременно показавшемуся из-под палубы. У него были могучие мускулы и лысая голова.

– А это – Вагрим, наш незаменимый работник, так как в силе ему на этом корабле никто не уступит. Его предки были великанами из каких-то отдалённых земель, хотя сам он об этом не любит распространяться...

«Да, с такой командой точно не соскучишься», – заметила Лаэрти. Они не живут по шаблонам, они отличаются друг от друга, они разнообразны... Неужто бывают люди, во многом похожие на Путников?

Путница с интересом слушала экскурсию Той-Мангуста, хотя из её мыслей не выходили события последнего времени... А ещё одно предчувствие. Предчувствие того, что, хоть они и были в безопасности, те священники Святой Лиги их вряд ли оставят просто так...



– Значит, Тмутараканский Зверь, не так ли? – хмыкнул Лапорто, рассматривая потёртую карту. – Неужто они настолько глубоко верят в мифы язычников?

Встав из-за стола, главный инквизитор накинул плащ и направился к выходу, окликнув по пути своевременно показавшегося из коридора помощника:

– Подготовь нам транспорт, Келем. Мы снова отправляемся в путь.



IV



– Отдай мне оставшиеся безделушки, мальчик!

Здоровый громила стремительно надвигался на мальчика, зажавшего в руке последнюю монету... однако странная фигура в капюшоне, внезапно спрыгнувшая сверху, загородила его от здоровяка.

– Даже не думай к нему прикасаться.

– Да как ты смеешь? – нахмурился бандит. – Дай мне пройти, я вытрясу из подростка всё, что у него осталось. Какое тебе до этого дело?

Громила хотел было рвануть вперёд, но незнакомец ловко подставил ему подножку, свалив здоровяка на землю. Мальчик, обрадовавшись, с надеждой глядел на своего неожиданного спасителя.

Моментально поднявшись, здоровяк выхватил меч и навалился на незнакомца, но тот лишь несколькими ловкими ударами выбил меч у него из рук и вновь лишил равновесия... однако противник тоже оказался проворен: падая, он успел схватить пришельца за капюшон и дёрнуть книзу.

Под тканью оказалось скрыто молодое лицо, со светящимся символом в виде паутины и трёх звёздочек.

– Ты... Ты Чалак-Нейр! – вскричал бандит. – Оставь меня, я верну всё, что взял!

Глаза громилы расширились от страха; он вынул из кармана горсть монет, очевидно, только что изъятых, и, бросив их на землю, помчался прочь. Феано заботливо поднял все деньги и протянул их мальчику, стоявшему неподалёку:

– Держи. Это твоё.

Однако тот, увидев татуировку на лице незнакомца, лишь испуганно отшатнулся:

– Оставь себе, но не трогай меня!

Смотря вслед убегающему подростку, Феано покачал головой, и, погрузившись в свои мысли, вновь надвинул капюшон на глаза.



Проснувшись, Феано обнаружил, что стоит у борта плывущего корабля. Видимо, вид морских волн, плескающихся внизу, навёл на него сон... Они были в пути уже несколько дней, но до пункта их назначения, по сведеньям Той-Мангуста, было ещё далековато.

– Снова снилось что-то нехорошее? – спросила подошедшая Лаэрти.

– Да так. Очередное воспоминание о судьбе обвинённого в колдовстве чернокнижника, который даже не умеет колдовать.

– А ты действительно никогда не пытался колдовать? – спросила Путница.

– Вообще нет. Когда Дом Нейр объявили вне закона, я ещё не был в том возрасте, с которого начинают обучение.

Лаэрти понимающе кивнула.

– Раз нам предстоит долгий путь на корабле, можно не тратить время попусту. Я могу научить тебя кое-каким основам магии.

– Магии? Мне?

– Было бы нечестно, если бы тебя повсюду называли колдуном, Чалак-Нейр, тогда как ты сам не умеешь произнести и простейшего заклинания, – улыбнулась Лаэрти. – А теперь ты хоть будешь соответствовать своему титулу... правда, с доброй стороны, ибо насыланиям чумы я тебя учить не собираюсь...

Задумавшись и, похоже, смирившись, Феано махнул рукой, позволяя Путнице учить его всему, что ей заблагорассудится.

– Магия каждого Мира зависит от веры его народа. В каких-то мирах она действует с помощью магических формул и жестов, в каких-то управляется силой мысли, а в каких-то – и вовсе отсутствует.

...Есть разные виды магии, например, божественная или природная. Я научу тебя самой простой – магии стихий, которая во многих Мирах работает примерно одинаково. Она зависит от расположения Элементов и Элементальных Гладей: к какой стихие мы ближе находимся, ту и следует использовать.

Лаэрти склонилась вперёд, рассматривая плескающиеся за бортом волны.

– Среди главных Элементов различают Воду, Огонь, Землю и Воздух. Лучше всего начинать с Воды.

– А если мне больше по душе Земля, например? – спросил Феано.

– Земля – она твёрдая и нерушимая, её сложно освоить. Магию Земли лучше оставить напоследок. Воздух – всепроникающий и неуловимый, с ним также будет работать трудно. Огонь – разрушительный вид магии, с ним вообще лучше не связываться, он легко может выйти из-под контроля...

...Поэтому я рекомендую начать именно с Воды. К тому же, в данной ситуации доступ к воде неограничен...

Путница повернулась к юноше, соображая, понял ли он хоть что-то из её лекции.

– Склонись над бортом, смотри на волны, попытайся представить, что ты с ними – одно целое, что ты – частичка моря...

Кивнув, Феано последовал инструкции.

– Теперь медленно поднимай свои руки вверх, будто ты – гигантский спрут, вылезающий из морских недр... Если тебе повезёт, вслед за твоими руками двинется часть воды...

Феано поднял руки, однако, как он, в принципе, и ожидал, вода за бортом не сдвинулась с места.

– Может, нужно произнести что-то?

– Не нужно, – возразила Лаэрти. – Магические формулы полезны для сложных заклинаний, а простые манипуляции можно совершать и без их помощи.

Феано сделал ещё несколько попыток, но вода по-прежнему была к нему равнодушна.

– Не огорчайся, – произнесла Лаэрти. – Смотри!

Она подняла руки, сделала ими странное движение. Глаза её запылали синим светом, а в воде за бортом возникло движение. Небольшая часть воды приподнялась над морской поверхностью, принимая очертания какого-то небольшого смешного существа. Через несколько секунд вода с плеском вернулась в первоначальное состояние.

– Что это было? – спросил Феано.

– Небольшой водяной элементаль, – улыбнулась Лаэрти. – Ты тоже в будущем так сможешь. Надо только захотеть.

Феано покачал головой.

– Я не ощущаю в себе никакого магического дара.

– Чепуха! – возразила Лаэрти. – Больной, не верящий в своё выздоровление, никогда не выздоровеет. Человек, не верящий в чудеса, никогда их не увидит. В Мире, где Магия всё ещё существует, любое существо может ей научиться. Главное – иметь терпение и глубоко верить в это. И у тебя тоже всё получится!

Тем временем позади них раздался возглас:

– Я рад, что новоприбывшая волшебница поддерживает магию в форме.

Обернувшись, они заметили капитана Той-Мангуста и Кроукса, небольшого толстого очкастого алхимика с лысиной и длинными усами.

– Неужто Тмутараканский Зверь настолько силён, что моя магия вам необходима? – поинтересовалась Лаэрти.

– На данный момент о нём известно мало, – пожал плечами капитан. – Но если верить легендам...

Той-Мангуст взглянул на алхимика, который, по-видимому, разбирался в истории куда больше него.

– Согласно легендам, – начал Кроукс, – после того, как Кербер, гончая ада, была побеждена могучим воином, языческий бог смерти вывел новых существ, дабы те охраняли Царство Мёртвых понадёжнее трёхголовой собаки...

Лаэрти, движимая интересом, прикрыла глаза. Ей нравилось, что у этого мира было богатое на легенды прошлое...

– ...Эти существа имели облик гигантских красных драконов с большими рогами на лбу... Выдыхать пламя они не могли – зато умели извергать огненные струи из своих рогов, будто из некоего огнестрельного оружия невероятной мощности...

Путница видала в Мирах много драконов (и добрых, и не очень) – и знала, что их никогда нельзя недооценивать...

– ...Со временем они исчезли... покуда, много веков спустя, один из них не объявился вновь у побережья восточного моря. Много людей хотело завладеть его рогом – говорят, при помощи подобного Тмутараканский Зверь испепелил целую флотилию несколько веков назад, – но все бесследно пропадали, пытаясь его найти...

– Так что нам не помешают опытные маги на борту, – подытожил капитан, облокотившись о борт судна. – Кроукс, конечно, обустроил наш корабль многими хитроумными приспособлениями, но и волшебники нам как нельзя кстати пригодятся.

– Я не собираюсь никого специально убивать, – заявила Лаэрти, – но если этот зверь и впрямь окажется опасен, я защищу вас в случае чего...

Феано слушал с непроницаемым видом; казалось, его мало волновало неведомое существо.

– Вы все гонитесь за мифом, – хмыкнул он. – Тмутараканских Зверей не существует.

Той-Мангуст повернулся к Феано и, улыбнувшись, добавил:

– Во всех мифах есть доля правды, Чалак-Нейр.

Назвав Феано проклятым именем, капитан ясно дал понять, что знает, кто он такой и откуда явился. Лаэрти тут же приготовилась сформировать защитное заклятие – как-никак, а того, кто носил имя Чалак-Нейр, здешние люди всегда опасались...

Но Той-Мангуст продолжал улыбаться, не показывая никакой враждебности:

– Спокойнее, друзья. Наш корабль никому не подчиняется; мы живём, как одно семейство. У нас нет друг от друга секретов – кем бы вы ни были раньше, ступив на борт «Странника» вы становитесь членом экипажа.

...Мне нет дела до священников этой Церкви и их сумасбродства. Пока ты на нашей палубе – мы не продадим тебя никому.

Лаэрти облегчённо вздохнула. Она с самого начала не сомневалась в этом человеке.

– Но как вы узнали? – спросил Феано.

– Должно быть, пока вы тут колдовали над водой, тебя окатило приличными брызгами. Твоя повязка намокла и татуировка на лбу светится насквозь. Прикрой её в следующий раз поплотнее...

Одев шляпу с пером, Той-Мангуст вместе с Кроуксом весело двинулись дальше.

«Что ж», – подумала Лаэрти. – «Если среди людей и попадаются достойные, то мы оказались как раз среди них».

Действительно, вся команда «Странника» была неразделима. Каждый член экипажа относился приветливо и дружелюбно к новоприбывшим, а, узнав от капитана, что Феано оказался Чалак-Нейром, все отреагировали весьма спокойно.

Хоть Лаэрти и провела на корабле уже несколько дней, он не преставал удивлять её: гигантские паруса, похожие на павлиньи перья, легко успокаивали любые тревожные мысли, готовые зародиться в голове.

Той-Мангуст не объяснил, как управлять этим кораблём, отмахнувшись, что это дело Кроукса, но Лаэрти знала, что без магии тут наверняка не обошлось.

– Похоже, мы попали на удачный корабль, к удачному капитану, – заметила Лаэрти. – Он первый, кто не изменился в лице, узнав, что ты – Чалак-Нейр...

– Нет, не первый, – возразил Феано и улыбнулся. – Первой была ты.



V



На горизонте показались неясные очертания острых, невысоких скал, поодиночке поднимающихся над гладью моря.

Зеленоватый туман клубился над кораблём, словно хищник, медленно обволакивающий свою жертву. Вокруг иногда раздавались протяжные звуки, будто какая-то отдалённая флейта, а из тумана время от времени вылетали яркие светлячки непонятной природы.

– Это и есть то место? – поинтересовался Феано.

– Вряд ли, – возразил капитан. – Но мы определённо попали в места, куда редко заплывают корабли людей.

Из-под поверхности моря, появляясь из тумана словно огромный лес, вырастало множество высоких скал, покрытых бесчисленными водорослями.

– Хотя не исключено, что дракон может обитать и тут, в этом забытом богами месте, – добавил Той-Мангуст.

Чувство какой-то древности посетило Лаэрти. Словно они потревожили что-то, чему было множество сотен лет. Она нередко ощущала подобные вещи, и обычно ей, всю жизнь посвятившей себя магии, в таких местах приходили видения...

Призрак громадного воина, появившийся у своей статуи... Сотни комет Таургов, направляющиеся к Мировому Древу...

Да, видения пришли к ней. Она сосредоточилась, стараясь уловить в них какой-то смысл.

Полёт с гигантского дерева на каких-то неведомых существах... Странное животное, держащее на своей спине что-то твёрдое и необычайно большое... Армии небесных существ, мчащиеся навстречу сияющему городу...

Картины были из прошлого и будущего, но большинство из них оказались незнакомы Путнице... Что же ждёт её впереди?

Она помотала головой, избавляясь от видений. Действительность в данный момент, возможно, значила гораздо больше. Путница не знала до конца, существует ли взаправду этот Тмутараканский Зверь, которого они разыскивали. Но, судя по её ощущениям, что-то очень древнее здесь действительно было.

Зоркими глазами Лаэрти разглядела неясные очертания чего-то, скрывающегося в тумане позади корабля и следующего за ними по пятам. Странница указала на это Той-Мангусту. Капитан вынул из футляра подзорную трубу и направил её вдаль.

– Неужто он самый? – поинтересовался Феано, сомневаясь во встрече с неведомым существом.

– Нет. Это корабль! – ответил капитан, разглядев неясный объект в трубу.

Лаэрти мгновенно заподозрила неладное.

– На нём есть какие-то опознавательные знаки? – спросила она.

– Нет... Хотя... На нём видны символы Святой Лиги.

«Неужели Чалак-Нейр стоит того, чтобы следовать за ним на край света?» – поразилась Путница.

Корабль Святой Лиги потрясал своими размерами... Однако не видом. Лишь несколько опознавательных знаков украшали его палубу и паруса – более в нём не замечалось никаких элементов искусства...

Той-Мангуст, не дожидаясь дальнейшего, приободрил команду:

– Ни один корабль здешних вод не сможет обогнать «Странника»!

Капитан, возможно, и не был отличным магом, но направлять ветер в паруса он умел. И Лаэрти, увидев его сосредоточенное лицо, поспешила к нему присоединиться, удвоив общие силы.

«Странник», судно, построенное таинственными обитателями отдалённого континента, набирал скорость, оставляя корабль священников позади.

– Полагаю, вся эта заваруха по вашей вине? – поинтересовался Той-Мангуст.

– Лапорто, – с уверенностью ответил Феано. – Он преследует меня уже два года. Наивно было бы полагать, что он так легко оставит свои попытки...

– Так ты знаком с этим инквизитором уже несколько лет? – удивилась Лаэрти.

– Я – Чалак-Нейр, не владеющий магией. Для него я лёгкая добыча. Да и Минерва Нейр, бывшая глава моего Дома, давно была его соперницей...

Из тумана вставали острые скалы в самых различных местах, иногда образовывая собой опасный лес из каменных обломков.

– Мы можем попытаться пройти дальше, – предложил Кроукс, берясь за штурвал. – «Странник» легко преодолеет самые узки проходы, а вот их корыто уж слишком неповоротливое, вряд ли сможет далеко продвинуться...

Однако судно священников и не думало отставать, спокойно проходя сквозь все лабиринты. Два корабля, умело лавируя меж скал, вошли в узкий проход между двумя показавшимися из мглы каменистыми хребтами...

И в западню. Дальнейший путь оказался закрыт: впереди, неожиданно для всех, из тумана выросла громадная скала, создав тупик между двумя стенами рифов и наклонившись, образуя под собой что-то вроде наполовину открытого грота...

А с противоположной стороны плавно приближался корабль священников.

– Они собираются напасть? – спросил Феано.

– Пока что нет, – ответил капитан, разглядывая корабль в трубу. – По сигналам, кажется, согласны на переговоры.

Той-Мангуст отвлёкся от трубы и посмотрел в сторону юноши.

– Не беспокойся, тебя мы не оставим.

– Нет необходимости, – возразил Чалак-Нейр. – Я сам пойду на переговоры.

– И тогда мне снова придётся тебя вызволять, – улыбнулась Лаэрти. – На этот раз из самых глубин вражеского судна.

Феано пожал плечами:

– Может, и так. Но я не собираюсь отсиживаться, когда решается моя судьба.

Услышав такой ответ, Той-Мангуст довольно кивнул:

– Мудрый выбор. Но главный козырь у нас ещё впереди...

Лаэрти не знала, какими секретами ещё владел капитан, но небывалая уверенность в его голосе заставила её перестать тревожиться и спокойно довериться ходу событий.



Между двумя кораблями из воды торчал небольшого размера камень, именно к нему с обоих кораблей отправились две шлюпки. На изящной шлюпке со «Странника» сидели Той-Мангуст и Феано, а на странной, покрытой металлом лодке священников – Лапорто и его помощник Келем.

Ступив на островок, каждый принялся рассматривать своего противника.

– Я вижу, сам Чалак-Нейр почтил нас своим присутствием, – нарушил молчание Лапорто. – Куда же делась твоя сообщница, своевременно освободившая тебя прямо у меня из-под носа?

Лаэрти, бывшая на палубе «Странника» и слышавшая с помощью заклятия каждое слово, пожалела, что ещё не обладает достаточным могуществом, дабы телепатически передать привет верховному инквизитору.

– Это вас не касается, – ответил Той-Мангуст. – И я прошу назвать причину, по которой священникам Святой Лиги что-то понадобилось на моём корабле.

Феано заметил, что вода вокруг скалы слегка бурлит, будто из-под глубин выходят пузырьки воздуха... но вокруг были странные и забытые воды, мало ли какие вещи здесь происходят...

– Дело в двух людях, – начал Лапорто, – за которых Церковь уже назначила порядочное вознаграждение. Я требую выдать мне и Чалак-Нейра, и его таинственную спутницу... иначе мой корабль продемонстрирует нашу разницу в силе.

Чалак-Нейр взглянул на того, кто преследовал его уже долгое время... Сколько раз ему удавалось ускользнуть от этого человека? Священник стоял, уверенный в себе и своей силе.

– Что ж, вам придётся постараться, чтобы получить их обоих, – заявил Той-Мангуст, в нем чувствовалась та же уверенность, что и в противнике...

Инквизитор лишь устало повернулся и осмотрел оба корабля. На палубе судна Святой Лиги уже вовсю возились люди, вытаскивая из трюма странного вида боевые орудия.

– Признаться, я не думаю что сражение будет для вас лучшим выходом, – продолжил он, – ибо... – но затем замолк, будто чем-то встревожившись.

– Сражение и не понадобится, – заметил капитан, а священник отступил и обеспокоено посмотрел себе под ноги.

Последовав примеру инквизитора, юноша взглянул на камень-островок, на котором они стояли... покуда по его спине не пробежали мурашки. Послышался смех Той-Мангуста – и лишь теперь Феано смог понять его причину.

Во имя Уробороса... Камень моргнул – и на него уставился жёлтый, с зелёными прожилками и вертикальным зрачком глаз.

– Посмотрим, что ты скажешь теперь, – заметил Той-Мангуст, весело усмехнувшись.

«Камень» закачался и резко приподнялся над водой, заставив всех четверых растянуться на поверхности чьей-то гигантской, покрытой водорослями пластинчатой головы.



Лаэрти наблюдала, как неведомое существо – очевидно, легендарный Тмутараканский Зверь, – приподнялось из-под морской глади в полный рост, вытянув чешуйчатую голову на длинной шее, так что все четверо оказались на заметной высоте от поверхности воды.

Хоть гигантское животное и было покрыто бесчисленными слоями ракушек и водорослей, это ничуть не портило его внешность. Красное, в тёмных пластинах тело, усеянное шипами, напоминало дракона – а от таких существ всегда сложно было отвести взгляд. Как всегда – безмерно опасен и безумно прекрасен.

Внимание Лаэрти также привлёк громадный пульсирующий рог на лбу неведомого зверя – вероятно, тот самый, о котором говорил алхимик, – наверняка способный выстреливать пламенем.

В этот момент две фигуры – очевидно, Феано и Келем, – намеренно спрыгнули с головы дракона, скрывшись в фонтане брызг под водой. Однако Той-Мангуст и Лапорто всё ещё пытались сохранить равновесие, желая покамест удержать свои позиции.

Спросонья дракон тряхнул головой – его рог раскалился добела и из него вырвался слепящий луч. Мощный огненный сгусток с грохотом попал в ближайшую скалу, оставив на ней заметное обугленное пятно.

«Таких существ мне раньше не доводилось видеть», – заметила Лаэрти. – «Хоть он и не выдыхает пламя изо рта, как другие драконы, своим рогом он может сравниться со знаменитыми разрушительными орудиями мира Энтропии»

От дракона действительно веяло какой-то древностью... Возможно, ему было несколько тысячелетий, к тому же Лаэрти ощущала, что отголоски какой-то могущественной силы до сих пор были связаны с ним – неужто тот самый языческий бог смерти, о котором рассказывал Кроукс?

Дракон, всё ещё не пришедший в себя и как следует не проснувшийся, тряс головой, не понимая, как на ней оказались люди. Ещё несколько огненных лучей пронзили воздух, разбрызгивая от скал раскалённые камни.

Лаэрти глазами искала Феано, надеясь, что его не угораздит влезть в очередную переделку.



Потеряв равновесие, Той-Мангуст уцепился за одну из чешуек Тмутараканского Зверя, повиснув на порядочной высоте над уровнем моря. Однако взобраться снова ему было не суждено – тяжёлый каблук Лапорто скинул его прочь, заставив отпустить руку, которой он ещё держался.

Оставшись на голове дракона один, верховный инквизитор, цепляясь из предосторожности за чешую, приблизился к раскалённому рогу, испускавшему огненные лучи.

Грохот от рушащихся камней не умолкал. Дракон, ещё не пробудившись как следует, целился наугад, испепеляя одну за другой вершины окружающих скал.

«А что, если мне удастся использовать его?» – подумал Лапорто. – «Попытавшись отрубить дракону рог, я буду либо испепелён на месте, либо заполучу мощнейшее оружие».

И тогда священник вынул имевшуюся при себе булаву, и, замахнувшись, ударил по месту чуть пониже рога. Дракон взвыл, его рог с шипением отделился от тела и покатился вниз. Инквизитор едва успел его поймать за небольшой слой чешуи у основания – благо, в этом месте рог был не таким раскалённым.

«Если я смогу его использовать, то стану обладателем величайшего разрушительного оружия в истории людей», – подумал Лапорто, изучая пульсирующий предмет.

Священник сосредоточился и направил рог на палубу «Странника». Энергия передалась внутрь рога, и из него вылетела ослепительная струя пламени. Огненный луч с грохотом продырявил павлиньи паруса и палубу корабля Той-Мангуста, из него тут же повалил дым.

Возликовав, Лапорто покрепче ухватил новое орудие правосудия Святой Лиги и стремительно спрыгнул вниз.



Феано осмотрелся. Он видел, как дракон внезапно взвыл, затем что-то продырявило «Странника», оставив на его палубе дымящуюся дыру.

Однако, устремившись на помощь друзьям, Феано внезапно понял: кто-то держит его за ногу.

– Далеко собрался? – басовитым голосом спросил вынырнувший из воды Келем.

В этот момент откуда-то сверху на Келема накинулась Калия, разведчица из экипажа Той-Мангуста, своевременно выпрыгнувшая из рушащегося корабля. Феано выбрался из крепкой хватки помощника Лапорто, пока тот и Калия погружались под воду, пытаясь потопить друг друга.

Из воды выплыл только Келем – и, улыбнувшись юноше, вновь схватил его.

– Ты заплатишь за мою третью жизнь! – раздался позади голос Калии, и полукошка вновь уволокла Келема под воду.

Феано медленно пытался отплыть подальше от схватки, как вдруг какая-то шлюпка перегородила ему путь. И сидевшие на ней священники уже не дали ему шансов на бегство.



Подняв несколько шлюпок, команда корабля Святой Лиги забрала на борт вовремя увильнувшего от полукошки Келема и пленённого Чалак-Нейра, а чуть позже – и Лапорто, бережно сжимавшего что-то в руках.

Феано оглянулся на «Странника». Тмутараканский Зверь, всё ещё не вылезший из воды, метался из стороны в сторону, а перед ним стояла странная прозрачная фигура из воды и водорослей.

«Должно быть, водяной элементаль, созданный Лаэрти», – догадался он.

Дальнейшее изучение обстановки результатов не дало – священники повели его куда-то в центр корабля, а позади раздавались удаляющиеся приказания Лапорто:

– Теперь мы отправляемся на восток. Ибо наша истинная цель ещё не достигнута...



VI



Феано, со светящейся, выставленной на всеобщее обозрение татуировкой дома Нейр, паутины с тремя звёздочками, стоял, привязанный к мачте корабля священников. Он надеялся, что хоть кто-то из его друзей, оставшихся на корабле лицом к лицу с разъярённым драконом, да сумел выжить.

Возможно, Лаэрти возьмёт ситуацию под свой контроль. Более того, у Той-Мангуста и его алхимика Кроукса ещё изначально имелось несколько фокусов на непредвиденный случай...

От мыслей пленника отвлекла тень верховного инквизитора, нависшая над его лицом.

– Здравствуй, Феано Нейр!

– Ты ещё помнишь моё имя? – сказал тот в ответ. – Я ведь всего лишь очередной Чалак-Нейр, за которого можно получить хорошее вознаграждение от своей Церкви...

Лапорто улыбнулся:

– Уже нет. Если уж речь зашла о славе, то грядущие события озолотят меня гораздо больше, чем награда за твою татуировку... – в этот момент Лапорто с нетерпением взглянул на горизонт. – Есть, однако, кое-что, что тебе ещё предстоит узнать...

– Что такого ценного ты мне можешь сообщить? «Феано, я твой отец?»

Инквизитор хитро прищурился:

– Минерва Нейр, как и прочие твои соратники, были изначально ни в чём не виновны. Это я устроил чуму в Равтанне, дабы подозрение пало на ваш Дом.

– Зачем? – только и вымолвил Феано, хотя он и ранее предполагал, что священники на такое способны.

– Мы лишь часть Их замысла, – проговорил Лапорто, не вдаваясь в подробности. – Мы сделаем этот мир совершенным. Но пока существуют вещи нестабильные, совершенства достичь невозможно. Таково начало пути к рассвету, к идеальному будущему.

И, повернувшись к горизонту, добавил:

– Время магии прошло. Всё невещественное становится несущественным. Священная Лига создаст новый мир, на новой основе. Когда-нибудь и ты поймёшь наши мотивы.

Тем временем, доселе скрывавшийся за островерхим утёсом, вдалеке из дымки показался сияющий при свете солнца город.



Лапорто стоял на носу корабля перед священниками своего экипажа и пленённым Феано.

– Страна Полумесяца и её столица, – проговорил инквизитор, смотря вдаль. – Последнее убежище магии и единственная не покорившаяся Господу религия на континенте.

Перед ними находился одновременно красивый и повергающий в восторг город, чьи куполообразные башни сверкали под солнечными лучами. Наблюдая за городом, Лапорто медленно достал из мешочка рог Тмутараканского Зверя.

– ...Однако сейчас у вас на глазах могучая Страна Полумесяца станет лишь исторической хроникой, а её магия – сказкой, в правдивость которой уже вряд ли поверят.

Феано наблюдал, как священник сосредоточился и направил рог дракона на вершину соседней с городом горы. Вспышка, луч пламени – и гул от взрыва эхом раздался по всему побережью, а поверхность горы вмиг всполохнула дымом и пожарами...

Насладившись своим могуществом и продемонстрировав врагам свою силу, на этот раз Лапорто направил рог уже на сам город.

– Ибо страшен гнев Господа, направленный против неверных!

Толпа священников ликовала. Но не Феано Нейр.

Возможно, раньше бы он и не воспротивился этому. Ведь что ему принесла магия? Лишь повод, за который его объявили вне закона. Лишь то, что повсюду пресекалось, а в будущем – возможно, считалось бы вымыслом... А его сородичи из дома Нейр и так не демонстрировали свою магию. Лишь символ, сияющий на лбу у каждого, говорил об этом.

Но ведь видел он и настоящую магию. Воздушный побег из башни, несущая лодку волна, эти странные водяные создания... «Этого допустить нельзя», – решил Феано.

Тем более, в городе находились тысячи невинных людей. Возможно, их религия и вправду не соответствовала идеалам Лапорто, да и сама Страна Полумесяца нередко вела войну с соседними государствами – но это не был повод для уничтожения простых жителей.

Но как беспомощный, привязанный к мачте человек может что-то сделать? Лишь один ответ пришёл на ум пленнику.

«В Мире, где Магия всё ещё существует, любое существо может ей научиться. Главное – иметь терпение и глубоко верить в это».

«Почему бы и нет?» – подумал Феано. – «Может, беспомощный пленник и вряд ли способен на что-то грандиозное, но уж верить ему никто не запретит».

Отбросив лишние мысли, он взглянул на сияющий город и подумал только одно: пусть рог в руке Лапорто рассыплется вдребезги.

Солнце. Куполообразные башни. Рог. Лаэрти. Магия.

Внезапно он почувствовал, как тепло наполняет его тело. Какая-то неведомая сила заструилась по его рукам. И это свершилось.

Рог в руке Лапорто рассыпался вдребезги.



Лапорто стоял, держа в руках обломки драконьего рога. Вдалеке возвышалась столица Страны Полумесяца, целая и невредимая.

– ТЫ!!! Что ты наделал?!!

Гримаса ярости исказила лицо инквизитора, набросившегося на Феано. Священники тут же окружили кольцом их обоих.

– Никакая магия не спасёт тебя от мук, которым ты подвергнешься, Чалак-Нейр! – пообещал Лапорто.

Тем временем странная тень упала на корабль.

– Ты в этом уверен? – раздался знакомый голос.

Священник медленно повернулся.

Над кораблём возвышался Тмутараканский Зверь. На его голове восседала Лаэрти.

Священники закричали и отпрянули в ужасе. Путница сделала небольшое движение руками, и верёвки, опутывавшие Феано, распались. Затем дракон наклонил свою голову к палубе и Феано, ловко забравшись наверх, уселся рядом с Лаэрти.

Лапорто, сперва потерявший дар речи, замахал руками и воскликнул:

– Это немыслимо! Во имя Господа я повелеваю...

Под его руководством священники рассредоточились по кораблю, запуская боевые орудия, направленные в сторону Тмутараканского Зверя.

– Слишком часто ты упоминаешь имя своего бога, – покачала головой Лаэрти и сделала жест ладонью, – не подозревая, что он таки существует.

Дракон взмыл ввысь, а вокруг корабля Святой Лиги, словно по мановению какой-то неведомой силы, начала расти гигантская волна. Затем, словно сдерживающие волну силы отпустили её, корабль окатило большим потоком воды, а боевые орудия, уже готовые дать залп по дракону и его наездникам, оказались выведены из строя.

– Как ты это сделала? – изумился Феано. – Даже для тебя это заклятие должно быть слишком сложным.

– Это была не я, – усмехнулась Лаэрти, и пояснила: – Я призвала силу некоего Господа, их же собственного бога.

– Как? Ты же не священник!

– Необязательно быть священником, чтобы ощущать присутствие богов, – ответила Путница. – Тем более эти «священники» используют имя своего бога просто как оправдание своим действиям. Они и не подозревают, что их бог таки может существовать – ибо в него ещё верят простые жители этой страны.

...Высшие силы зависят не от законов или правил, придуманных людьми, а от того, насколько по-настоящему в них верят. Однако люди... Они иногда настолько неправильно истолковывают и коверкают желания богов, что многие начинают их бояться...

Дракон расправил крылья и направился на запад, оставляя корабль Лапорто и других озадаченных священников позади. Дождевые тучи шли с запада, дабы погасить возникшие на отдалённой горе пожары...

– Да, – задумчиво произнесла Лаэрти. – Уж кто, а вот люди меня всегда удивляли...



VII



Лаэрти, Феано Нейр, Той-Мангуст и вся остальная команда стояли на побережье, греясь у разведённого кострища напротив заходящего над морем солнца. Тмутараканский Зверь лежал неподалёку, снова погрузившись в сон после полного событиями дня.

– Я не ожидала, что тебе так сразу удастся овладеть магией, – проговорила Лаэрти, взглянув на Феано. – После всего, что ты пережил, на такой поступок пойти нелегко – но ты справился с этим.

– Это было не так уж сложно, – ответил юноша. – А вот как тебе удалось приручить дракона?

– Дракона? – рассмеялась Лаэрти. – Я всегда дружила с животными. На самом деле этот ваш «Тмутараканский Зверь» оказался вполне безобидным созданием. Просто он разозлился немного когда вы начали по его голове топтаться...

Разговор прервался внезапным возгласом радости: Кроукс, держа в одной руке письмо, в другой – почтового голубя, внимательно изучал содержимое послания.

– Мне пишет мой кузен из островов на севере... Говорит, у них там в озере чудовище водится...

Услышав новость, Той-Мангуст оторвался от поглощения еды и, отряхнув руки, изобразил полную готовность пуститься в путь:

– Это будет твоей идеей, Кроукс. Сегодня же мы отправляемся в дорогу.

– Без корабля? – спросил Феано.

– Корабль у вас есть, притом вполне надёжный, – оспорила Лаэрти и указала на Тмутараканского Зверя, а, увидев начинающиеся протесты со стороны капитана и его соратников, добавила: – Я научу вас с ним общаться. К тому же, он вегетарианец.

...и, я надеюсь, теперь вы не слишком замучаете то бедное чудовище, обитающее в озере.

– Вряд ли, – ответил Кроукс. – Но мы же определённо не собираемся сидеть тут остаток жизни...

– Жаль, конечно, «Странника», – добавил капитан, вспомнив, что разрушенный корабль подлежал долгому и терпеливому ремонту. – Но теперь, с настоящим драконом вместо судна, вряд ли будет разумно на что-то жаловаться.

– Не забывайте про Лапорто, – заметил Феано. – После всего, что выпало на его долю, он теперь всю Святую Лигу против нас ополчит.

– Вполне возможно, что им помыкали куда более могущественные силы, – заметила Лаэрти. – Ему необычайно ловко удавалось нас выслеживать, да и техника его выходила за рамки развития этого мира. Но есть вещи, которые нам пока не дано понять.

Заинтересованно крутя усы, Той-Мангуст обратился к Лаэрти:

– Кстати, если ты утверждаешь, что боги, в которых верят люди этой страны, таки существуют, то почему же они не покарают своих «священников» за подобные дела?

– К сожалению, они не всемогущи, – покачала головой Лаэрти. – По-настоящему в них верят всё меньше и меньше людей этой страны. Более того, сами священники не верят в них – и они не обладают над ними достаточной властью. Обретут ли боги былую силу или вовсе исчезнут – это уже зависит от самих людей.

– Но ведь ты нас защитишь в случае чего? В этом мастерстве тебе нет равных.

– Я ведь Путник, – возразила Лаэрти, – и не усижу долго в одном и том же Мире. А вот тебе, Феано, бы не мешало практиковаться в магии – и тогда ты всегда сумеешь постоять и за себя, и за саму Магию – ибо её существование также зависит от веры людей в неё.

Тогда Феано взглянул на странницу и спросил:

– Скажи, Лаэрти. Если ты Путник, и умеешь перемещаться по Мирам, то почему ты не спасла меня сразу, как только встретила? Ещё до того, как нас обнаружил Лапорто, ты могла меня просто переместить в какой-то другой Мир, где мы бы оказались в безопасности...

– Эх, Феано, – вздохнула Лаэрти и рассмеялась. – Ты, как всегда, ничего не понял. На то я и Путник.

...Если б я тебя спасла сразу, где бы мы достали столько приключений?!



В большом зале царил полумрак.

– Значит, сегодня ты победила, Путница, – проговорил Верховный Епископ с закованной в металл рукой, и посмотрев на Лапорто, улыбнулся. – Она может победить одного из вас, но не всех из вас.

И после этих слов из дверных проёмов в зал вошли ещё много-много инквизиторов Святой Лиги.





ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ.