— Смотри, хороший фокус, мне о нем отец рассказывал.
Она вытянула руку и легонько тронула колокол. Раздался мелодичный звон.
Пыль посыпалась с лежавшей рядом плиты. То, что Казанунда считал изваянием, вдруг, заскрипев, село. Это был вооруженный воин. Если он смог сесть, значит, определенно был живым, но воин выглядел так, словно перешел из жизни в состояние окоченения, минуя фазу смерти.
Он обратил взгляд глубоко посаженных глаз на нянюшку Ягг.
— Что, неужто настала наконец година проклятая?
— Нет, еще нет.
— Тогда доколе вы, смерды, трезвонить будете да добрых молодцев будить? И двухсот годков не минуло, глаза едва-едва сомкнул, так нет, какому-нибудь псу смердящему обязательно в колокол позвонить надо. Уйди, старуха, не мешай спать.

* Плоский Мир