Хрун-Варвар согласно стандартам Пупземелья считался чуть ли не академиком, поскольку умел думать, не шевеля при этом губами.

* Плоский Мир




Часть III

Тени НадЛесья





Я всегда интересовалась происхождением Миров. Откуда они появились, кто их создал? На протяжении многих столетий, когда ещё не пала Траеда, мудрецы Путников пытались дать ответы на эти вопросы.

Они установили, что многими Мирами правят боги, или же существа наравне им. В некоторых Мирах боги ходят среди смертных, их видят и их почитают. В других – они предпочитают существовать в эфирном облике, а не материально. А некоторые вообще не демонстрируют своего присутствия, оставаясь лишь в сердцах тех, кто верит в них.

Некоторое время стоял вопрос: действительно ли в каждом Мире свои боги, или же боги одни и те же, просто они по-разному выглядят? Думаю, оба вопроса недалеки от истины, хотя ответы дано будет узнать не скоро.

Например, в полюбившемся мне мире Этфара боги часто демонстрируют своё могущество, и смертные часто видят деяния тех, в кого они верят.

Однако в другом мире, например, той же Земле, богов начинают забывать. Я полагаю, у каждой религии существует свой собственный бог, который существует, пока кто-то в него верит. Даже боги из древних мифов и легенд когда-то тоже существовали, когда в них ещё верили.

И даже некий Морозный Человек, в которого верят дети многих миров, тоже может приносить подарки им на Новый Год...

Однако если богов забудут, они и сами исчезнут. Миры, лишённые богов, лишены всякого смысла. А там, где боги есть, присутствует и надежда.

Тогда почему Траеда пала под натиском Таургов? Ведь у Путников были боги, тогда как у Таургов таковые отсутствовали?

Этот вопрос пока остаётся без ответа.

Лаэрти



I



Подобно опытному скалолазу, Лаэрти карабкалась по огромным змеевидным корням, торчащим из беспорядочного клубка покрывающих землю болотистых растений.

Вокруг неё постоянно слышалось непрерывное жужжание, отдалённый хруст или всплеск, а вверху, где широкие ветви скрывались в пучинах зелёного тумана, что-то гигантское долбило по коре деревьев... Здесь почти не имелось света и разглядеть что где творилось было задачей нелёгкой.

Это было НадЛесье. Обширный лес, с деревьями, чью высоту можно измерять в милях. На ветках этих деревьев существовали целые города различных народов и огромные гнёзда таких диковинных существ, каких не встретишь больше нигде в Этфаре.

НадЛесье таило в себе множество секретов. Внизу, куда почти не проникал свет, жили в основном ползучие да неуклюжие твари, привыкшие к сумраку и постоянно падающим гигантским листьям. В Среднем НадЛесье – собственно говоря, на ветках, – обитали проворные летающие существа, а также находились висячие поселения кво-нарров, тэйгов и диких эльфов. А на самых верхних уровнях – там, где света было побольше да кое-как сквозь листву виднелось небо, – царствовали лишь Кауны и небесные драконы.

Обычно Кауны мудро правили всем НадЛесьем, оберегали его от угроз и следили, чтобы всё живое могло взаимно существовать. Однако сейчас Лаэрти заметила, что что-то было не так.

Поскольку солнечные лучи не могли пробиться сквозь пышную листву, НадЛесье освещалось магическим светом. С незапамятных времён стволы деревьев слегка сияли благодаря неким древним силам, зародившимся в этом месте, позволяя ориентироваться в кромешной тьме.

Однако сейчас какое-либо древесное освещение отсутствовало. Лишь очень тусклый намёк на свет пробивался откуда-то сверху, от скрытого за множеством веток солнца.

«Хорошо, что наверху ещё день», – подумала Лаэрти. – «С таким положением вещей ночью здесь начнётся полный мрак»

Действительно, вряд ли звёздное сияние да какая-либо из двух лун смогли бы пробиться ко дну НадЛесья. Можно, конечно, понадеяться на светящиеся лишайники, но и те не везде растут...

Зоркие глаза Лаэрти уловили вдалеке небольшие огоньки. Она вспомнила, что где-то рядом должна находиться деревня квазинов. Квазины были маленькие, дружелюбные существа, любившие комфорт и уют. Они чем-то напоминали гномов, однако были без бороды, постройнее и с зеленоватым оттенком кожи...

Через некоторое время показалась и сама деревня. Поселение располагалось в природном углублении у основания одного из гигантских деревьев. Часть домов была расположена внутри самого дерева, другие – на подвесных мостах вдоль его ствола. Весь жилой комплекс растянулся на добрых полсотни метров в высоту, считая от корней, между которыми располагалось небольшое озеро со снующими по нему рыбацкими лодочками.

Лаэрти поняла, что карабкаться вдоль многочисленных корневых джунглей в таком сумраке ей предстоит долго, поэтому решила использовать способ полегче. Она произнесла небольшое заклятье и взмыла в воздух. В иных условиях она бы не смогла прибегнуть к левитации, однако магию Этфара она изучила очень детально, ибо часто бывала в этом мире.

Оставив корни деревьев внизу, Путница полетела к деревне квазинов. Вскоре она оказалась у небольшой подвесной лестницы, которая вела в поселение.

По бокам лестницы стояли два квазина-стражника. Облачены они были в немного странные доспехи из коры деревьев, а в руках держали что-то наподобие копий.

Этими копьями они поспешили преградить Лаэрти путь.

– Кто ты такая? – спросил один из них.

– Я Лаэрти из народа Путников. Я здесь уже бывала не раз. Я надеялась, что вы помните меня.

– Кажется, припоминаю, – нахмурился стражник. – Но чем ты докажешь, что ты не из народа кво-нарров? Может, ты просто прикинулась Путником?

Кво-нарры были злым и жестоким лягушкоподобным народом НадЛесья. Главной их особенностью было умение принимать чужой облик, тем самым вводя в заблуждение представителей других рас.

– Пропусти её, – послышался голос из-за спин стражников. – Она настоящая.

Стражники расступились и опустили копья, а перед Лаэрти предстал лысоватый квазин довольно почтенного возраста.

– Приветствую, Кальтер! – произнесла Лаэрти.

– Здравствуй, Путница! – ответил тот и пригласительно махнул рукой. – Следуй за мной.

Кальтер был одним из старейшин этого поселения. Лаэрти знала его ещё с первого своего визита сюда. В своё время она обеспечила его необходимой информацией о жизни за пределами НадЛесья и окрестных Миров...

Вместе с Кальтером они пошли по многочисленным подвесным улицам в направлении главной площади. Свет вокруг деревни поддерживался факелами и магическими огоньками, которых стало заметно больше с тех пор, как пропало природное освещение.

– Как видишь, дела у нас идут не очень хорошо, – пробормотал Кальтер.

– Вижу... Куда-то исчез свет. Это случилось только здесь или по всему НадЛесью?

– Всё НадЛесье осталось без света, – покачал головой Кальтер. – По крайней мере, нам так сообщили квазины Куштанга и Безводья. Да и посол от Верховного Фантазма из Врат Ролина подтвердил то же самое.

Путнице отчасти были знакомы эти названия – по крайней мере она была во Вратах Ролина, обширном висячем городе, раскинувшемся на множество стволов и веток, с коконовидными зданиями и гигантскими, похожими на летающих медуз, транспортными животными. И ей сложно было представить хаос, возникший в нём в отсутствие света...

– Но это ещё не все проблемы...

– Случилось что-то ещё? – тревожно спросила Лаэрти.

– Говорят, куда-то исчезли все Кауны.

– Кауны? Правители НадЛесья?

– И драконы тоже. Верхние уровни остались полностью необитаемы.

Странно было это слышать. Исчезнуть они просто так не могли, ибо жители Верхнего НадЛесья всегда были очень могущественны... Мало кто в Этфаре сумел бы потягаться с ними.

– Что могло их заставить уйти? Я сомневаюсь, что они способны чего-то испугаться...

– Мы не знаем, – пожал плечами Кальтер. – Это продолжается уже вторую неделю...

– Вы пытались что-нибудь предпринять?

– Да, мы решили обратиться за помощью к оракулу, – ответил старейшина. – И вот что он нам сказал: «Придёт посланница богини Амбери и восстановит баланс сил в НадЛесье!»

Лаэрти пожала плечами:

– Пророчества не всегда исполняются буквально. Думаю, вам нет смысла ждать эту «посланницу», а действовать самостоятельно.

Однако Кальтер не обратил внимания на слова Путницы, а лишь замысловато покачал головой:

– Ты права лишь в одном: нам действительно больше не имеет смысла ждать её. Ибо посланница – это ты!

Слегка шокированная Лаэрти не поняла, что ж ей делать с внезапно оказанной честью. Пророчества, свет, посланница... она никогда не имела к этому отношения.

– Что-то вы напутали... Я не подхожу на эту роль. Я даже не являюсь служителем богини Амбери, для начала.

– Посланнице необязательно знать о том, кто она такая, – упрямо возразил старейшина, озираясь по сторонам.

Краем глаза Лаэрти заметила, как вокруг собралась толпа квазинов. Хитрый Кальтер! Недаром он завёл этот разговор именно на главной площади...

– Жители НадЛесья! – провозгласил Кальтер. – Вы слышали, как оракул сообщил нам об Избраннице, которая снимет проклятие с нашей родной страны!

В толпе послышались одобрительные возгласы.

– Это правда. Время пришло. Посланница Амбери сейчас стоит перед вами!

Окружающие их квазины почтительно склонились. Настала тишина.

– Не подведи же нас, Избранница! – громогласно провозгласил Кальтер. – И исполни то, что тебе предначертано!



II



Существо в тёмном плаще и широкой шляпе молча наблюдало за Путницей и толпой квазинов. Его никто не видел и он знал об этом. И его заинтересовала новоприбывшая гостья и ситуация, в которой та оказалась.

За этой незнакомкой надо бы присматривать... Ибо ещё неясно, действительно ли оправдаются возложенные на неё надежды.



Мысли перепутались в голове Лаэрти.

Она, конечно, хотела спасти НадЛесье, и наверняка бы предприняла что-нибудь, однако испытывать лишний груз ответственности перед этими квазинами и быть мнимой избранницей лесной богини ей было не по душе.

Более того, эта богиня Амбери наверняка бы сама ей сообщила подобные известия, если бы дело действительно дошло до такого.

– Хорошо, я помогу вам, – сказала она Кальтеру, когда они отошли от главной площади. – Но с чего мне начать?

Кальтер ненадолго задумался:

– Свет деревьев появился ещё с незапамятных времён, от древних сил, обитающих в самом центре НадЛесья. Так называемом «Сердце». Думаю, тебе следует начать расследование там, Избранница.

Лаэрти сдвинула брови:

– Допустим, даже если я и согласилась стать вашей «Избранницей», мне не очень нравится, когда меня так называют через каждые три слова.

– Хорошо, – улыбнулся Кальтер. – Тем не менее, не сомневайся, кто ты есть на самом деле. Что касается Сердца НадЛесья, оно расположено довольно далеко на северо-западе. Если отсюда...

– Я Путница, не забывай. Я могу мгновенно переместиться куда угодно. Главное, мне нужно знать, как выглядит это место.

Старейшина поразмыслил и кивнул:

– Мы редко там бываем, но от других слышим многое. Само Сердце – это, по сути, гигантское дерево, самое высокое во всём НадЛесье. Вокруг него постоянно летают мириады светлячков, а на самой его вершине расположен дворец Повелителя Каунов.

Лаэрти дотронулась до браслета. Затем она закрыла глаза и представила себе обрисованную картину. Тут же она почувствовала прилив сил...

Да. В каком-то радиусе отсюда действительно находилось описанное Кальтером Сердце НадЛесья. Огромный ствол, опоясанный магией и древностью... Какие бы силы не обитали в этом месте, они наверняка имели отношение к пропавшему свету.

Лаэрти уже почувствовала начинающееся перемещение, как вдруг стало происходить что-то неладное. Барьер, преграда... Какой-то странный ветер откинул её обратно, быстро и решительно. Путница очутилась опять возле Кальтера.

– Что-то не так? – спросил он.

Лаэрти изумлённо пожала плечами.

– Такое со мной впервые. Я попыталась переместиться, но какая-то неведомая сила отбросила меня назад.

Лаэрти попробовала вновь. Она сосредоточилась на кристалле, стараясь уловить все детали межпространственного портала, открываемого Эрвэн... Однако на этот раз она даже не успела представить себе Сердце НадЛесья. Непонятный ветер просто сбил её с ног, повалив на землю. Словно рыбу, плывущую против течения, или насекомое, угодившее в воздушный поток...

– Ничего не выходит, – в отчаянии пробормотала странница. – Я не могу туда переместиться. Словно меня туда просто не пускают.

Кальтер лишь хмыкнул:

– В районе Сердца НадЛесья действует старинная магия, основы которой старше самого леса. Вполне возможно, что оно предохранено от различных видов телепортации.

Лаэрти ещё не доводилось встречаться с местами, куда бы не смогла переместить её Эрвэн. Ведь это было не обычной телепортацией и даже не магией – а желанием звёзды Путников, которая могла проникать почти повсюду... Так что подобное происшествие оказалось ей в новинку.

– Полагаю, тебе придётся пойти туда... обычным способом.

– Сколько времени это займёт?

– Неделю, если идти по корням, – пробормотал Кальтер, потом заметно оживился: – Хотя я вполне могу одолжить тебе ветколазного наездника. Верхом ехать будет гораздо проще.

Ветколазного наездника? – переспросила Лаэрти, мельком взглянув на непонятных полуптиц-полузверей неподалёку, от которых исходил не очень приятный аромат. – Нет, спасибо. Лучше я двинусь пешком.

– Как знаешь. Но пешком по корням ты далеко не уйдёшь – легче уж будет пробираться через Середину...

Лаэрти посмотрела вверх. Так называемое «Среднее НадЛесье», находившееся на порядочной высоте за пеленой тумана, состояло лишь из хлипких платформ и мостиков, установленных на деревьях. Да и такая роскошь была не везде: в необитаемых частях НадЛесья нужно было прыгать с ветки на ветку, цепляясь за лианы...

Тем не менее, это было лучше, чем пробираться через корневые джунгли, устилающие Поверхность.

– Твоя взяла, – решила Лаэрти. – Покажи мне, где тут ближайший подъёмник.



Подъёмниками назывались диковинные лианы, свисающие с веток разной высоты. Некоторые из этих лиан, если как следует ухватиться, сами тянули «пассажира» наверх, так что ими часто пользовались для перемещения между уровнями леса.

Лаэрти задумчиво смотрела ввысь. Туда, куда уходила лиана.

– До скорой встречи, Лаэрти, – на прощание сказал Кальтер. – Не подведи богиню Амбери. Верь в то, что ты Избранница, и Госпожа Леса поможет тебе вернуть НадЛесью былые времена.

Лаэрти ухватилась за лиану.

– Прощай, Кальтер. И пусть оракул назначит тебя в следующий раз Избранницей. Посмотрим, что из этого выйдет...

В ответ послышался одобрительный хохот.

Однако смеющегося лица Кальтера Лаэрти уже не видела. Оно скрылось в тумане, а лиана, набирая скорость, несла её всё выше и выше.



III



Становилось теплее. Обволакивающий её воздух заполнился сплошным зеленоватым туманом, лишь изредка из которого показывалась та или иная ветка. Поверхность давно уже исчезла – Лаэрти поднялась на лиане на порядочную высоту, и даже в отсутствие тумана усеянную корнями землю всё равно бы загораживало бесчисленное количество веток и листьев.

Она размышляла, из-за чего не сработал её браслет. Такое бывает только когда у Эрвэн не остаётся собственной энергии... Однако сейчас энергия браслета была в норме, и Путница не понимала, почему не смогла с его помощью переместиться.

Её Наставник, Тифанэль, когда-то упоминал, что есть в Мирах такие места, которые были созданы ещё до звёзд Путников. В эти места Эрвэн не смогла бы её переместить. Неужели Сердце НадЛесья как раз являлось подобным местом?

Но вот, помимо веток, вокруг замелькали какие-то выступы. Лаэрти огляделась по сторонам в надежде найти что-то, куда можно было бы спрыгнуть. И, наконец, увидела вверху силуэт небольшой деревянной площадки.

Во многих частях НадЛесья находились висячие мосты и платформы – они были некогда заброшенными поселениями, или же кем-то построены позже специально для удобства, или просто образовались естественным путём из лиан и веток.

Как только Лаэрти оказалась на уровне площадки, она раскачалась и спрыгнула с лианы, оставив её подниматься дальше уже без пассажира. Платформа опоясывала кольцом один из массивных стволов, от неё отходили несколько мостиков.

Сперва площадка казалась пустынной, однако чуть спустя Лаэрти услышала неподалёку отзвуки какой-то весёлой завораживающей мелодии. С противоположной стороны платформы, оперевшись на широкий древесный ствол, сидел юного вида квазин и играл на флейте. Глаза его были закрыты, он уделял игре всё своё внимание.

– Привет, – попыталась позвать его Лаэрти.

Однако кроме них двоих Путница почуяла и ещё чьё-то присутствие. Из-за ствола появились несколько стройных фигур в опрятных зелёных одеяниях, медленно приближающихся к квазину.

– Так вот откуда этот гам, – донёслась до неё полная презрения фраза.

По стройной походке и мелодичному голосу Путница узнала в новоприбывших туманных эльфов. Квазин же, не обращая ни на что внимания, продолжал играть.

– Кто вы? – спросила Лаэрти.

– Этот коротышка постоянно мешает нам, – брезгливо ответили эльфы, не спуская глаз с музыканта. – Звуки его флейты разносятся по всем деревьям вокруг.

– Разве это вам чем-то не нравится? – недоумённо поинтересовалась странница. Мелодия, исходившая из-под ловко перебираемых пальцев квазина, была изумительной, и она не видела причин для недовольства.

Впрочем, эльфы НадЛесья очень отличались от своих сородичей из Ээйи или других королевств Этфара. Если жители Ээйи были весёлым и дружелюбным народом, то туманные эльфы НадЛесья являлись полной их противоположностью – мрачными и задумчивыми.

– Боюсь, такая музыка нам не подходит, – ответил эльф.

– В эти тёмные времена, – добавил второй, надменно запрокинув лицо, – следует скорбеть над участью НадЛесья и оплакивать магию, что исчезла из наших деревьев. При всей серьёзности ситуации здесь нет места весёлым и легкомысленным песенкам.

Лаэрти нахмурилась:

– Может, лучше попытаться восстановить магию НадЛесья, а не сидеть без дела и «скорбеть» о ней?..

Однако эльфы, видимо, не обратили внимания на её слова. На протяжении этого времени, не замечая происходящего, квазин не прекращал играть всё ту же весёлую мелодию, что, видимо, накалило их нервы до предела. Сосредоточившись, один из них начал что-то шептать. Это было заклятие безмолвия, заставившее бы квазина надолго замолкнуть.

– Поможешь нам, Путница? – бросил второй эльф, взглянув на Лаэрти. – Опутай его магической сетью, чтобы не сопротивлялся.

Квазин приоткрыл один глаз, частично вернувшись из мира музыки, и ожидал того, что произойдёт дальше. Пока что его не сильно беспокоило происходящее вокруг, но последние слова заставили его насторожиться. А присутствие Путницы он и вовсе заметил только что.

– Ну ладно, – согласилась Лаэрти и усмехнулась. Она произнесла заклятье, сотворила магическую сеть и направила её на нужную цель. На эльфов.

Из ладони Лаэрти вырвались извивающиеся фиолетовые лучи, опутавшие её соперников под разными углами и затвердевшие через пару мгновений. Эльфы, отнюдь не ожидавшие подобного, оказались парализованы внутри огромной магической сети.

– Во имя Каунов! – отчаянно пробормотали они. – На чьей ты стороне, Путница?

– Путники – они на то и Путники. Их выбор никогда нельзя предугадать, – весело ответила Лаэрти.

Мелодия смолкла. Пальцы перестали перебирать отверстия. Квазин, заметив всё происходящее, окончил играть и немного удивлённо посмотрел на копошащихся в сети пленников:

– Ну, это уже чересчур...

– Они хотели отделаться от тебя примерно таким же образом, – ответила странница.

– Я бы выкрутился. А вот они...

Поразмыслив, Лаэрти ослабила магическую сеть, дабы дать эльфам, всё же, возможность спокойно выбраться.

– Мы не думали, что ты так низко пала, – сказали они укоризненно. – Как могли Путники стать столь равнодушны к бедам нашей страны?

Лаэрти лишь фыркнула. То квазины делают из неё полубога, то эльфы обвиняют в равнодушии...

Утратив всякое влечение продолжать спор, эльфы повернулись к стволу дерева и более не оглядывались. Коснувшись руками коры, они словно срослись с деревом и проникли внутрь. Этой способностью обладали все туманные эльфы, они могли перемещаться между любыми точками НадЛесья, путешествуя в эфирном облике внутри веток и корней.

Поднявшись, игравший на флейте квазин приблизился к Лаэрти.

– Благодарю тебя, хотя твоё вмешательство было совсем не обязательным. Просто я иногда люблю донимать этих выскочек...

– Ничего, – ответила Лаэрти. – А кто ты?

– Меня зовут Квилберт.

Лаэрти задумалась. Несомненно, когда-то она уже слышала это имя от других квазинов. Возможно, не всегда благожелательно, но всё же...

– Ты неплохо играешь на флейте.

– О да! – ответил Квилберт. – Мои родственники были хорошими бардами. Ну-у... кроме тех, кого изгнали из Куштанга за излишнюю надоедливость...

Квазины всегда были довольно забавным народцем, и этот Квилберт, возможно, оказался одним из самых ярких его представителей. Неудивительно, что туманные эльфы не слишком хорошо уживались в соседстве с ними.

– Однако тебе, похоже, такие как я ещё надоесть не успели, – добавил он. – Твоя помощь была весьма неожиданной.

– Не очень люблю я туманных эльфов, – пробормотала Лаэрти. – Несмотря на развитую культуру и общество, они надменны и горды, считают, что в мире не должно быть веселья, ибо веселье им не к лицу.

«И всё же, с чего это я так на них набросилась?» – спросила сама себя Путница. – «Может, потому что они во многом похожи на Таургов? Что ж, по крайней мере, если бы не я, этот квазин бы угодил в неприятность...»

– Они, как и большинство здешних обитателей, меня сторонятся, – продолжал Квилберт. – Потому, когда я тебя увидел, то подумал, что ты чмумбрик или кто-то ещё...

– Чму... чего?

– Не коверкай их имя, а то они народ обидчивый. Правда, теперь я вижу, что ты принадлежишь к куда более могущественным существам...

Чмумбрик? Путница не знала никого с таким именем – квазины любили придумывать разные вещи, а потом в открытую про них рассказывать, будто это так и существует. Многие народы из-за этого считали квазинов чудаковатыми, но Лаэрти это нравилось.

– Я рада, что ты не спутал меня с кем-то ещё. И, если ты не против компании, я думаю, можешь мне помочь...

– Конечно, – обрадовался Квилберт. – Что-то не так?

– Ты хорошо знаешь НадЛесье? – спросила странница. – Вернее, то место, где находится его Сердце?

Квилберт задумался. Путница заметила в его глазах толику смятения, но позже, чем бы оно ни было вызвано, квазин снова обрёл самого себя.

– Есть одно дерево в самом центре леса. Оно значительно толще других. И ветви его уходят далеко ввысь. Вряд ли оно похоже на Сердце, но многие его так называют...

Путница не знала, то ли это место, о котором говорил Кальтер. Впрочем, вполне возможно, каждый обитатель НадЛесья видит это Сердце по-своему.

– Наверное, это то, что нужно, – предположила Лаэрти. – Для путешествия по НадЛесью мне понадобится проводник. Думаю, ты будешь не против такой кандидатуры.

Квилберт заинтересованно почесал подбородок.

– И флейта нам очень пригодится, – добавила она.

Путнице не было известно наверняка, чем это Квилберт так не угодил жителям НадЛесья, но её весьма тронули его таланты к музыке.

– Тогда не возражаю, – повеселел квазин, – если ты в будущем не пожалеешь о своём решении... Я имею в виду то, что со мной ты каждый день сможешь угодить в различные переделки.

– В этом мы с тобой не отличаемся, – улыбнулась Лаэрти. – Я встреваю в неприятности не реже твоего.

– Значит, их будет в два раза больше. Например, когда я встретился с огнедышащим ленивцем...

– Давай расскажешь по дороге, – слегка прервала его странница, приготовившись идти дальше. Приобретение проводника было весьма для неё кстати, ибо в НадЛесье можно легко потерять направление...

Однако квазин не спешил идти следом.

– Уже темновато для дороги, – возразил Квилберт, посматривая вокруг. – Ты знаешь, последнее время тут везде темно... Лучше дождись утра, когда хоть что-то видно будет.

Осмотревшись, Лаэрти заметила, что за пределами их дерева и вправду стало гораздо темнее. Видимо, где-то там, наверху, уже наступила ночь.

Раньше, когда равновесие НадЛесья не было нарушено, магическое освещение деревьев слегка приуменьшалось по вечерам. Оно становилось тусклее, чем днём, и всё же в его лёгком мерцании вполне можно было ориентироваться.

Однако сейчас, когда освещение пропало, уже почти ничего разглядеть не удавалось. Лишь кое-какие растения на стволах продолжали светиться да казалось иногда, что где-то там, за бесчисленными листьями, на небосводе должны находиться звёзды и луны.

И хотя Эрвэн сияла у неё на левой руке, способная служить чем-то вроде фонарика, идти в этом сумраке было и впрямь бесполезно.

– Хорошо, – подумав, согласилась Лаэрти. – Так что там с огнедышащим ленивцем?



IV



Слушая рассказ, Лаэрти размышляла над сущностью её нового компаньона. Он не был таким, как остальные квазины. Видимо, поэтому многие его и сторонились... Но ведь она сама была такой же!

Странная девушка-вегетарианец, путешествующая где только вздумается, рассуждающая о Магии и Воображении (тогда как в большинстве Миров о таком даже не слышали), с интересом изучающая любую мелочь вокруг, пренебрегающая многими правилами, ведущая себя как ребёнок и встревающая в различные переделки... Во многих цивилизованных Мирах этого было достаточно, чтобы её посчитали сумасшедшей.

Но такова натура Путников... Отличаться от всех остальных... Что с этим поделаешь?

Ночные крики множества диковинных животных, доносящиеся из разных глубин и высот НадЛесья, никак не давали уснуть. То и дело кто-то полз по соседнему стволу, или стая странных птиц пролетала между деревьями, или мощное ящероподобное существо возилось в дупле где-то пониже.

Туман становился всё гуще. На коре дерева, к которому прислонилась Лаэрти, слегка светился мох – но даже в нескольких шагах от неё уже стояла полная темень.

Внезапно странный силуэт показался в поле зрения Путницы. Существо выглядело таинственно, оно было одето в тёмный плащ, широкую шляпу и изящные синие перчатки. Кажется, оно улыбнулось, и до Лаэрти донёсся странный шёпот:

– Не иди дальше, Избранница. Ты не готова к тому, что ждёт тебя впереди.

– Кто ты? – переспросила Лаэрти, разглядывая незнакомца.

Собеседник сделал шаг назад, его лицо начало постепенно таять.

– Тебе не по силам эта задача, – сказал он, прежде чем совсем исчезнуть.

Внезапно Лаэрти стало уносить вниз. Мимо веток и стволов, вниз, к Поверхности. Она падала.

Множество листьев и сучков мелькали мимо неё в бешеном вихре. Но когда из тумана появилась заполненная корнями земля, всё исчёзло. И она проснулась.



– ...и вот, повернув за угол, я увидел прямо перед собой огромного деревянного голема! – донёсся до неё голос Квилберта. Тот стоял и говорил с закрытыми глазами.

– Сколько сейчас время? – спросила Лаэрти, потянувшись и машинально одевая рюкзак, служивший вместо подушки.

– Должно быть, уже утро, – очнулся квазин. – Ты так внимательно слушала мой рассказ, что решила прилечь и закрыть глаза. Иногда, в подходящие моменты, ты ещё вставляла смешки – правда, это больше было похоже на храп...

Неужели уже утро? И что это ей приснилось? Лаэрти даже не помнила, чем закончилась история с огнедышащим ленивцем, и поняла, что многое пропустила, раз рассказ уже дошёл до деревянных големов. Или это уже был другой рассказ?

– Я много проспала?

– Не знаю, – пожал плечами Квилберт. – Рассказывая о чём-то, я погружаюсь в это с головой и перестаю замечать то, что происходит вокруг...

Лаэрти уже даже не удивилась квазину. Они – довольно уникальный народ и познать их до конца невозможно. Странница была уверена, что Квилберт ещё не раз её удивит, прежде чем их путешествие закончится.

Но что это был за сон? Кто-то пытался дать ей понять, что им стоит свернуть с намеченного пути...

Раньше Лаэрти изучала структуру снов и знала, что во многих снах кроется частица правды. Более того, когда сверхъестественные силы вмешиваются во сны, они становятся вещими. Возможно, такой сон тоже был проявлением каких-то сил?

Однако Путница решила, что это её не остановит. Ведь квазины провозгласили её Избранницей богини Амбери, а это, в какой-то степени, тоже давало определённое могущество.

– Ещё темновато, – пробормотала Лаэрти, поднимаясь, ухватившись за одну из веток. – Однако, уже светлее, чем раньше. Думаю, скоро можно выдвигаться в путь...

На толстой ветке она нашла небольшое углубление, наполненное водой, и облокотилась на неё, собираясь привести себя в чувство – сюда не проникали осадки с внешнего мира, однако особенности климата НадЛесья иногда позволяли дождям возникать прямо внутри леса. Создания, живущие на ветках, в основном использовали воду, скопившуюся в древесных выемках или дуплах...

Под её тяжестью массивная, но сухая ветка треснула и, проломив пару досок платформы, устремилась вниз, попутно ударяясь о встречающуюся ей бурную растительность. Лаэрти вовремя удержалась, чтобы не свалиться вслед за ней.

«Даже деревья стали какими-то хрупкими», – заметила она. – «Надо бы уж поскорее выяснить, в чём тут дело»

Треск потревоженных листьев и древесины не угасал – упавшая деревяха, подпрыгивая и кувыркаясь, цеплялась за каждое препятствие. Уж чего, а лишний шум сейчас делать не стоило – такое наверняка было способно привлечь половину обитающих вокруг созданий...

Падающие ветки и гигантские листья были привычным делом в НадЛесье, но этим утром было необычайно тихо... до этого момента.

Целая дюжина возгласов возвестила, что коряга пробудила ото сна немалое количество фауны. Правда, звуки были достаточно далеко внизу и их хозяева не спешили показываться на глаза, но всё же...

– Ты уж осторожней, – предупредил Квилберт. – Здесь обитают твари пострашнее туманных эльфов...

Далёкие и гулкие звуки уже постепенно начинали затихать... как вдруг их перекрыло странное рычание, отразившееся эхом ото всех деревьев. Голоса других животных резко смолкли, а рычание повторилось, причём на этот раз где-то совсем рядом.

– Какие именно твари? – уточнила Лаэрти, тревожно разглядывая пространство вокруг.

– Всех не перечислишь, – задумался Квилберт. – Но знай, что теперь, в отсутствие света, животный мир слегка напуган. Здесь с разными существами можно встретиться: кво-нарры, лесные ящеры, десятиметровые птицы коббо...

У Лаэрти расширились глаза:

– Ты хочешь сказать, что сейчас сюда может пришагать десятиметровая птица?

– Возможно, – пробормотал её проводник. – А ещё есть легенды о змее длиной в целую милю, обитающей где-то на севере... Помни, в краю гигантских деревьев животных мир достигает соответствующих размеров...

И вновь до них донеслось плотоядное рычание. Обернувшись в сторону звука, Лаэрти, наконец, смогла разглядеть его источник – какое-то странное существо карабкалось по соседнему стволу, и, судя по всему, они с квазином и являлись его целью.

– Лесной ящер, – отметил Квилберт при виде приближающегося хищника. – Проворное и быстрое создание. Обычно не нападает на разумных существ... Но сейчас, учитывая плачевную обстановку с освещением...

Ловкими порывами ящер поднимался всё выше, оказавшись почти на их высоте. Лаэрти думала произнести заклинание сетки, которое она использовала против эльфов, но поняла, что ящер слишком ловок и быстро ускользнёт.

Также она могла бы просто использовать связь с Природой и убедить животное не нападать, но для этого нужно было, чтобы оно, по крайней мере, стояло неподвижно, а не... перепрыгнуло прямо на их дерево с открытой облизывающейся пастью.

– По-моему, лучше отсюда бежать, и поскорее, – произнёс Квилберт, отшатнувшись от возникшей перед ним твари.

Поборов оцепенение, Лаэрти последовала за квазином, обдумывая выгодные в данном случае заклятья по дороге. Фаэрон, её боевые умения, здесь бы тоже вряд ли помогли... Похватав оставшиеся вещи, они бросились к подвесному мосту, который вёл к площадке на стволе соседнего дерева.

Однако ящеру не требовались подвесные мосты и платформы. Он легко перемахивал со ствола на ствол, цепляясь за них острыми когтями. Его прыжки раздавались всё ближе, а рычание повергало в трепет...

Но Путнице доводилось бывать в подобных переделках. Уняв нотки зарождающегося страха, Лаэрти вскинула ладони и прошептала магическую формулу. Под действием её заклинания стволы ближайших деревьев покрылись клейкой слизью. Это должно было сработать.

Перепрыгнув на очередной ствол, ящер всеми четырьмя лапами увяз в зеленоватой массе. Он рычал и отчаянно пытался вырваться, но вязкая субстанция не пускала его вслед за добычей.

– Бежим дальше, – проговорила Лаэрти. – Он скоро отклеится.

И снова послышалось леденящее кровь рычание – однако уже с другой стороны. Возможно, поблизости был не один лесной ящер...

Слегка отдышавшись, странница и квазин без устали помчались по подвесным мостам и площадкам. Доски здесь были старые и прогнившие, а местность вокруг походила на бесконечные джунгли. Высота была прежняя, так что и землю, и небо как и раньше заслонял присущий НадЛесью зеленоватый туман.

– Дальше мостов не будет, – предупредил Квилберт. – Начинаются дикие, необжитые территории, где нужно будет двигаться точно так же, как этот ящер – прыгая с ветки на ветку.

– С этим у меня проблем нет, – ответила Лаэрти. – А вот вы, квазины, больше привыкли к Поверхности.

– Зато мы умеем правильно падать, – рассмеялся квазин. – Количество веток и листьев, о которые ты ударишься, затормозит тебя на пути к Поверхности. Если долетишь.

– Да уж, звучит обнадёживающе.

Вновь рычание за их спинами – на этот раз его издавала по меньшей мере дюжина существ. Чешуйчатые тела рептилий выныривали из-за каждого ствола, несясь навстречу жертвам...

По небольшому мостику они перешли к очередной платформе, которая полукругом огибала ствол какого-то дерева. Они бегом перескочили на другой конец и... не увидели перед собой ничего. Простая зелёная пустота, зелёный туман. Ни неба, ни поверхности земли, ни деревьев.

– Знакомое место, – проговорил Квилберт. – Это Ущелье Тэйгов. Расщелина посреди НадЛесья, в которой не растёт ни одно дерево.

Путница оглянулась. Более десяти лесных ящеров, перепрыгивая с ветки на ветку, проворно настигали их.

– Тогда нам повезло, – ответила она.

– Что?..

Лаэрти внимательно всмотрелась в пустоту, сокрытую туманом.

– Ты точно уверен, что на той стороне тоже есть деревья?

– Конечно, – ответил квазин. – Это то самое ущелье, клянусь Каунами.

Странница кивнула. Она пробормотала уже привычное заклятье левитации, распространив его на себя и на Квилберта.

– Ступай за мной, – велела она и сделала шаг вперёд.

Наблюдая за тем, как Лаэрти висит в воздухе, квазин ей доверился. Оттолкнувшись от платформы, они полетели навстречу пустоте.

Достигнув крайних веток, лесные ящеры остановились на краю ущелья. Несколько десятков зубастых пастей рассредоточились по окружающим деревьям, злостно зарычав в сторону улетающей добычи.

Ещё долго двум путешественникам слышался рёв оставшихся позади рептилий, уставившихся взглядом в бесконечный зелёный туман...



Лаэрти припомнила НадЛесье в свои прежние визиты – это был тихий и спокойный мир. Обычно здесь не встречалось что-то, что могло представлять слишком большую опасность – разве что только в каких-нибудь совсем одичавших уголках могли водиться кровожадные твари.

Однако теперешний животный мир она не узнавала. Лесные ящеры бы не посмели напасть на них при нормальном свете – неужели здесь все настолько обезумели?

Прошло какое-то время – полчаса, час? – и вскоре из вездесущего тумана появились очертания стволов. Однако ни мостов, ни платформ там уже не было, да и сами деревья выглядели потемнее и позловещее.

– Безводье, – прокомментировал квазин. – Омертвевшая часть НадЛесья. Здесь и раньше было не много света – так как от деревьев остались лишь сухие оболочки, через которые освещение не распространяется.

Что-то похожее на птеродактиля вылетело им навстречу, но, не обратив на них внимания, скрылось в тумане. Чёрные деревья маячили впереди, как столбы древних курганов – это Безводье выглядело не слишком приветливым, да и запах оказался не из приятных...

Лаэрти выбрала ветку потолще и приземлилась на неё. Кое-где ветви были довольно крупные, так что по ним вполне нормально можно было передвигаться и Квилберту, и, тем более, Лаэрти. Они, конечно, могли бы и дальше лететь, но долгая левитация отнимала много сил у странницы, а они ей могли ещё пригодиться.

– Судя по проникающим сверху лучам, мы забрались чуть-чуть повыше, – заметил квазин. – От Поверхности нас отделяет практически несколько миль.

В НадЛесье не слишком чувствовалась разница в высоте из-за постоянного тумана. Лаэрти поняла, что когда они летели через ущелье, она легко могла взять направление слегка вверх вместо строго горизонтального.

Здесь часто могло казаться, что земля где-то рядом, внизу. Однако на самом деле, если бы тумана не было, у Лаэрти с Квилбертом давно бы подкосились колени от осознания высоты, на которой они находились.

– И, по-моему, мы ошиблись деревом, – добавил квазин, наступив на что-то липкое.

Лаэрти оглянулась по сторонам... и по коже у неё побежали мурашки.

Их ветка оказалась центром гигантской паутины, раскинувшейся на множество деревьев вокруг. Между ветками и стволами сновало множество пауков. И гигантские, и маленькие, все они, щёлкая челюстями, медленно спускались к ним сверху и поднимались по стволам снизу.

Кажется, если в НадЛесье и были «одичавшие уголки», о которых только что думала Путница, то это место вполне могло входить в их список.

Стук сотен лап, щёлканье жвал, странный свист... Пространство перед ними было прямо забито паутиной, а сотни насекомых лезли из каждой ветки и каждого кокона.

И вновь они попали в переделку... Страннице сложно было произнести заклятие левитации вновь, но она решила отважиться на другое.

Лаэрти взяла Квилберта за руку и сконцентрировалась на своём браслете. Только бы Эрвэн не подвёла её опять...

Она представила какою-то местность, отличающуюся от этой кишащей насекомыми паутины. Куда-нибудь, лишь бы уйти подальше отсюда... Но Эрвэн молчала. Браслет снова не работал и Лаэрти оставила попытки.

Вдруг Квилберт отпустил её руку и сделал пару шагов вперёд. Его лицо стало каменным, а руки он сложил перед собой, словно в молитве. В тот же момент вокруг него заструилась сверкающая аура света, ослепившая всё вокруг.

Зашипев, пауки оцепенели и посрывались вниз... Целый дождь из насекомых улетел на нижние ветви – и поблизости не осталось ничего, что представляло бы угрозы.

– Я не знала, что они боятся света, – улыбнулась Лаэрти квазину. – Я бы тоже так смогла.

Путница не догадывалась, что Квилберт тоже был неплохо сведущ в магии... Однако квазин выглядел ошеломлённым.

– Это был не я, я так не умею.

– Кто же, в таком случае? – спросила странница. – Я видела, как тебя окружила сияющая оболочка, ослепив здесь всё живое.

Квилберт покачал головой:

– Не знаю точно. Но есть одна вещь, о которой я ещё не рассказывал... Похоже, я не единственный, кто живёт в моём теле.

Ещё одна выдумка квазина? Или он имеет в виду реальный факт? Правда, Лаэрти знала, что это может быть одним и тем же – ведь в Мирах с развитым Воображением даже выдумки иногда становились реальностью.

– Не тяни. Рассказывай, – вздохнула Путница.

– Во мне обитает какое-то существо, дух, которое вселилось в меня две недели назад. Это его рук дело.

– Две недели назад? – переспросила Лаэрти. – Ведь именно в этот момент в НадЛесье начали происходить беспорядки...

– Верно, – кивнул квазин. – Хотя я толком не имею понятия, что же произошло... Две недели назад я находился возле Сердца НадЛесья – у меня были дела в деревушке неподалёку... И однажды, решив пройтись по окрестным деревьям, увидел, как со стороны Сердца ко мне приближается что-то светящееся...

– Что-то вроде духа, призрака? – спросила Лаэрти. Она уже стала догадываться.

– Да-да, это был светящийся призрак, похожий на трёхрогого оленя. Он подлетел и взглянул мне в глаза – и я понял, что ему было множество тысячелетий, он якобы даже существовал до самого НадЛесья. А потом он прямо... проник внутрь меня и сразу после этого во всём НадЛесье пропало освещение.

Лаэрти задумалась. Она уже гостила когда-то у Царя Зверей в каком-то отдалённом мире. Это существо было чем-то вроде полубога, и весь животный мир напрямую зависел от него. Возможно, здешний трёхрогий олень – что-то похожее...

– Это не было совпадением. Значит, этот дух имел прямое отношение к освещению НадЛесья.

– После того случая существо не подавало признаков жизни, и я решил, что оно куда-то исчезло, – продолжил Квилберт. – До этого момента, пока оно не воспользовалось моим телом, чтобы остановить пауков.

Если этот дух и был ключом к несчастьям НадЛесья, то это было большой удачей, что Лаэрти встретила Квилберта.

Путница знала, что во многих Мирах существует некая сила, называемая Судьбой, правящая путями существ и делающая так, чтобы они пересекались. Многие часто мешают планам Судьбы, и та оставляет попытки повлиять на ход событий... Но иногда её планы таки неплохо срабатывают.

– Значит, боги сделали так, чтоб мы встретились, – проговорила Лаэрти. – Теперь у нас общая цель. Нам нужно доставить твоего духа к Сердцу. А также выяснить, что его так испугало.

– Вероятно, – произнёс Квилберт. Ему явно стало легче, когда он рассказал обо всём страннице.

Но внезапно до них донёсся диковинный крик, а также медленно возрастающий безобразный грохот чьих-то шагов, от которого начинали подрагивать окружающие деревья... В спешке Лаэрти и Квилберт схватились за висящие вокруг обрывки паутины, дабы не упасть с расшатавшейся ветки. А затем они разглядели источник звука.

Это был силуэт гигантской нелетающей птицы, похожей на пингвина, но покрытой шерстью.

– Неужели... неужели это и есть та десятиметровая птица, о которой ты рассказывал?! – спросила Лаэрти. Пауки, ящеры, птицы... Когда их уже оставят в покое?!

– Десятиметровая птица коббо. Она самая.

Исполинская птица, оглушительно каркая и высматривая что-то среди паучьих коконов, постепенно приближалась.

«Кажется, Квилберт был прав по поводу наших шансов ввязываться в приключения», – рассудила Лаэрти и, возможно, решилась на очередную идею, когда заметила, что птица уже не водила головой, а смотрела на них двоих обеими глазами.

Раздвинув крылья и сотрясая ветки при каждом шаге, гигантское существо устремилось прямо на добычу...

Растерявшись, Лаэрти не услышала как кто-то её окликнул. Некто похожий на человека схватил их обоих за плечи и потащил куда-то в сторону. На то, откуда тот взялся, времени размышлять не осталось.

– Скорей же! – крикнул незнакомец, ведя их к скрытым под паутиной ступеням в небольшое, но подходящее по размеру дупло, о существовании которого они ранее не догадывались.

Десятиметровая птица коббо пронзила клювом то место, где они только что стояли, затем принялась барабанить по скрытому дуплу, но клюв её не мог достать укрывшихся внутри путешественников.

Появление этого незнакомца было весьма кстати. Лаэрти не ожидала, что в этой глуши они найдут кого-то из представителей разумных рас. И уж, тем более, что тот, кем бы он ни был, придёт им на помощь.

– Во имя богов, – взволнованно проговорила она, – неужели, после всех свалившихся на нас безумий мы, наконец, в безопасности? Никогда бы не подумала, что НадЛесье может превратиться в кишащие ордами хищников джунгли...

Отдышавшись, она взглянула на того, кто их спас. И остолбенела.

Его силуэт выглядел таинственно, лица было не видно, но общие черты казались донельзя знакомы. Тёмный плащ. Широкая шляпа. Синие перчатки.

Это был незнакомец из её недавнего сна.



– Браво, Путница, – нарушил тишину незнакомец, когда настырная птица прекратила попытки выклевать их из дупла. – Тебе удалось продвинуться куда дальше, чем я ожидал, несмотря на мои предупреждения.

Лаэрти нахмурилась. Это существо определённо знало о её сне. Вполне возможно, оно само создало её сон при помощи определённой магии... Каким ветром его занесло к ним?

– Прошу не беспокоиться, – произнёс незнакомец. – Я друг.

– Интересно, чей? – хмыкнул Квилберт.

– Пока что ваш, – ответил тот. – И вам было бы разумнее выслушать меня.

Незнакомец казался усталым и сосредоточенным; его лицо, сокрытое шляпой, внимательно оглядело каждого из них, затем он прошептал:

– Вы. Не должны. Идти. Дальше.

– Из-за чего? – отозвалась Лаэрти. – Назови хоть одну причину...

– Вы погибнете. В НадЛесье вырвались слишком могущественные силы, с которыми даже мне не справиться. Отсутствие освещения... Пропажа Каунов... Безумие среди животного мира... Армия захватчиков с южных пустынь...

– Помимо всего прочего, на НадЛесье ещё и напали? – спросила Путница, ошеломлённая последним замечанием. – Кто ты?

Пришелец, похоже, только сейчас вспомнил, что собеседники ещё не знают его как следует, и выдавил подобие улыбки.

– Боюсь, я как всегда забыл представиться. Меня зовут Арантир.

Незнакомец ненадолго взглянул на Путницу из-под шляпы. У него была бледная кожа, а выглядел он как человек, или, возможно, эльф... или даже Путник. Сразу сказать было невозможно.

– В древности у меня было что-то вроде соглашения с Путниками. Я намного старше каждого из вас и я давно тебя знаю, Лаэрти.

– Ты был другом Путников? – удивилась она. – И как ты оказался в моём сне?

За пределами дупла послышалась возня. Громкие шаги десятиметровой птицы, сотрясая ветки, удалялись прочь от дерева.

– Это был не сон, – скорее простое видение, которое я послал тебе в надежде на твою рассудительность, – вздохнул Арантир. – Но не это сейчас важно...

– Что случилось в НадЛесье? – в свою очередь спросил Квилберт.

Арантир покачал головой:

– Слишком много вопросов. Даже я ещё не могу всего сказать. Но вам придётся мне довериться. Проблемы НадЛесья не для вас, с этим должны разобраться лишь высшие силы.

Лаэрти с сомнением глядела на незнакомца.

– Я не хочу, чтоб ты погибла, Путница. Ибо в Мирах следует дорожить каждым представителем твоего народа.

Сверкнув глазами, Арантир коснулся своей шляпы и, окутавшись голубоватым сиянием, исчез – внезапно и молниеносно.

«Странно», – подумала Лаэрти. – «Как он смог отсюда телепортироваться, если даже мой браслет бессилен в этих местах?»

Кто он? Возможно, кто-то из местных – маг из Врат Ролина, к примеру... Но возможно, он, как и Лаэрти, был существом инородным, родом из других Миров... Особенно если у него действительно в прошлом было какое-то соглашение с Путниками...

Но сегодня у неё уже было достаточно приключений, так что Лаэрти, позабыв обо всём, облокотилась о стенку и закрыла глаза.

– Не думаю, что нам стоит принимать предложение этого Арантира, – произнёс Квилберт.

– Возможно, – ответила Лаэрти. – Путники не сворачивают со своего пути... Правда, из-за этого никто из них не умирает своей смертью – но на то они и Путники. Рисковать для нас – дело привычное, путешествуя по Мирам без этого не обойтись...

Пауки, гигантские птицы, ящеры... Она нескоро забудет этот поход. Но какие бы добрые намеренья не руководили этим незнакомцем, Лаэрти не собиралась прекращать путешествие.

Ведь именно её квазины назвали Избранницей своей богини.

Ведь именно внутри Квилберта сидел некий дух, который, возможно, был ключом ко всему происходящему.

Ведь то, что Лаэрти и Квилберт встретились, тоже не было случайностью.

– Мы не бросим НадЛесье, – открыв глаза, решила Лаэрти. – Не в эти времена.



V



Свет просачивался откуда-то сверху. Лаэрти не знала, сколько времени уже прошло. Был ли это тот же день или уже следующий? В дупле они слегка отдохнули, но слишком долго не задерживались.

Пауков поблизости больше не оказалось – да и со временем они отдалились от мрачного Безводья, выйдя вновь в похожую на джунгли местность, сменившую окутанные паутиной сухие ветки. Сверху то и дело проникал какой-то свет – будто где-то далеко вверху действительно что-то светилось.

«Похоже, мы уже ближе к Верхнему НадЛесью», – подумала Лаэрти. – «Здесь Солнце чувствуется куда сильнее, чем там, внизу».

Где-то в Верхнем НадЛесье должны обитать Кауны, полубоги-полудраконы, правящие всем лесом. Это таинственные существа, жители НадЛесья их никогда не видят, если не забираются достаточно высоко...

Однако, как упомянул старейшина Кальтер и этот таинственный Арантир, все Кауны сейчас куда-то исчезли. Куда могли подеваться настолько могущественные создания?

Ветви деревьев находились достаточно близко друг к другу, так что можно было спокойно перемещаться, карабкаясь и перешагивая с одной на другую, лишь изредка цепляясь за лианы в трудных участках. Лаэрти, правда, незаметно наложила заклинание-пёрышко на Квилберта, на всякий случай.

Туман всё ещё загораживал окружающий мир, но видно стало лучше. Под ними теперь удавалось разглядеть величественные силуэты многочисленных веток, а стволы деревьев угадывались из зеленоватой дымки гораздо дальше, чем ранее.

Здесь было красиво. Нечасто в Макровселенной встречались подобные пейзажи.

– Ты ещё знаешь, куда нам идти? – спросила Путница квазина.

Квилберт, ловко перемахнув с одной ветки на другую, поражённо остановился:

– На самом деле не очень.

Лаэрти вздохнула.

– Судя по всему, Сердце НадЛесья всё ещё где-то на северо-западе. Хотя в этом лесу достаточно легко потерять направление...

Конечно, стороны света по солнцу или звёздам здесь не определишь... Но в НадЛесье имелись свои методы для ориентировки. Вроде как светящиеся лишайники росли всегда только с одной стороны деревьев – Лаэрти в этом всё же не спешила разбираться, доверяя своему проводнику.

Но Квилберт не стал размышлять над направлением; он стоял, вглядываясь в какие-то огоньки за грядой противоположных стволов.

– Смотри, Лаэрти, – сказал он. – Похоже, там какое-то поселение.

– Кто там живёт?

– Это вопрос, – пожал плечами квазин. – Туманные эльфы не забираются так высоко, тэйги живут поближе к Поверхности, а кво-нарры не разводят огней.

Квилберт призадумался и, возможно, кое-что вспомнил:

– Разве что только дикие гномы.

– Дикие гномы? – озадачилась Лаэрти. – Никогда не слышала, чтобы гномы обитали в НадЛесье...

Это не имело большого смысла. Гномы были в большей степени тяжёлыми и неуклюжими существами, они не смогли бы прыгать с ветки на ветку. К тому же, джунгли НадЛесья сильно отличались от их родных подземных чертогов...

– Только не эти, – догадываясь о её мыслях, покачал головой квазин. – Дикие гномы очень близки к природе. За тысячелетия обитания в нескольких милях от Поверхности они почти одичали. Зато у них появилось множество других способностей, которые бы отсутствовали у их подземных сородичей.

– Они хоть не бросаются на чужеземцев? – с надеждой спросила Лаэрти.

– Не уверен. Но попробовать стоит.



Деревня диких гномов представляла весьма интересное зрелище. Множество «домов» были сделаны в простых дуплах, а ветви ближайших деревьев словно бы специально сплелись вместе, образуя мостики между всеми ними.

– Дупла в НадЛесье – это своего рода пещеры для жителей Поверхности, – прокомментировал вид на деревню Квилберт.

«Тогда неудивительно, что они здесь ужились», – подумала Лаэрти. – «Возможно, внутри стволов деревьев у них существуют чертоги не менее обширные, чем подземные комплексы их сородичей».

Не успели они двинуться далее, как их окружила ватага диких гномов, направившая на них копья. Все они носили какие-то лохмотья из шкур да ожерелья из зубов животных.

Думак кыш мор дарволк! – потребовал их предводитель, взгляд его грозно сверлил обоих пришельцев.

– Ты понимаешь, что они говорят? – с надеждой спросил Квилберт, беспокойно уставившись на направленное на него оружие.

– Одну минутку, – потребовала Лаэрти.

Конечно, у Лаэрти для путешествий по Мирам имелось много фокусов. Поскольку языки везде разные, браслет обеспечивал Лаэрти знание языка того мира, в котором она находилась.

Возможно, если обратиться к Эрвэн, она сможет ей перевести речь этих гномов. Конечно, браслет в последнее время не работал, но всё-таки...

Эврика. На этот раз ей повезло. Чуть погодя язык гномов стал понятен.

– ...клянусь бородой Каунов! Назовитесь, наконец.

– Я Лаэрти из народа Путников, – не помедлила представиться Лаэрти, – а это – квазин Квилберт...

Среди гномов тут же возникли перешёптывания. Один из них, набравшись храбрости, спросил:

– Вы, никак, с нижних уровней, что ли?

– Мы с Поверхности, – кивнула Лаэрти.

Гном нахмурился.

– Неужто? Поверхности не существует. Поверхность – это миф!

Да уж. Видимо, этот клан гномов настолько давно жил здесь, что они уже не помнили, как давным-давно пришли сюда с земли. Или они оттуда не приходили?

– Помолчал бы, – вмешался какой-то гном постарше. – Многие до сих пор с благоговением рассказывают о Поверхности. Говорят, Поверхность – эта такая огромная-огромная ветка, от которой растут все деревья.

– Ну и дурак же сын твой матери! – выразился в ответ первый гном, после чего многие его соратники присоединились к перебранке, забыв о двоих окружённых ими путешественниках.

Крики и ругательства заполонили всё вокруг. Решив, что спор будет долгим, Путница замахала руками, обращая внимание существ вновь на себя.

– Не могли бы вы показать нам дорогу к Сердцу НадЛесья, добрые гномы? – учтиво произнесла Лаэрти, остужая их пыл.

Один из гномов слегка подтолкнул плечом другого:

– Это к нему обращайтесь. Он у нас друид.

Того гнома, кого назвали «друидом», немного бесцеремонно выпихнули вперёд. Было видно, что каждый из них побаивался обитателей мифической Поверхности.

– Давай ладонь, – потребовал гном.

Неясно, что у того было на уме, но Лаэрти решила ему довериться. Она и Квилберт подставили свои ладони, и гном их мгновенно намазал какой-то мазью, хранившейся у него в мешочке. Затем он повёл их к стволу одного из ближайших деревьев.

– Теперь сюда, а там до Сердца и сами путь найдёте.

– Этот гном хочет, чтобы мы вошли в дерево? – спросил Квилберт. – Мы ведь не эльфы!

Друид мотнул головой:

– Просто прислони ладонь.

Лаэрти поняла. Этот гном умел перемещаться в пространстве внутри деревьев, также как и туманные эльфы. Он предлагал помочь им проникнуть в древесный мир, откуда они уже сами доберутся до нужной им точки. Из всех обитателей НадЛесья так могли делать только туманные эльфы и некоторые животные, но, видимо, эта мазь давала подобную способность и другим существам.

Путница подтолкнула Квилберта:

– Иди-иди. Я за тобой!

– Я не собираюсь биться об дерево! – запротестовал квазин и дотронулся рукой до ствола, но, к его большому изумлению, рука словно срослась со стволом и прошла сквозь него внутрь.

Не мешкая, квазин ступил вперёд и скрылся за поверхностью дерева.

– Спасибо вам, и да хранят вас предки! – поблагодарила гнома Лаэрти.

Когда друид прощально поклонился, она вошла в дерево след за Квилбертом.

Внутри деревьев находился отдельный Мир. Мир, созданный коллективным разумом окружающих растений. Лишь немногие могли использовать его – для этого требовалась специальная природная магия. Лаэрти даже сомневалась, что смогла бы проникнуть сюда с помощью Эрвэн при нормальных условиях.

Оказавшееся в древесном мире существо становилось эфирным и могло путешествовать по стволу и веткам. Ощущение было, словно находишься под водой, но можешь дышать без проблем да и вода не давит и не выталкивает наружу. Там, где ветки соприкасались с другими деревьями, оно могло перейти и на них, как ток по гигантской электросети.

Попав внутрь ствола, Лаэрти увидела смутный, словно сотканный из молний, силуэт – это был ожидавший её Квилберт. Позади него неясно вырисовывались призрачные очертания какого-то животного – значит, история квазина о вселившемся в него духе являлась правдой.

– Хватайся за меня, – сказала ему Лаэрти и дала руку. В эфирном состоянии, конечно, нельзя было проделывать действия в точности как и в материальном, но им удалось в каком-то смысле держаться друг за друга.

В таком облике Лаэрти видела ствол как вертикальный туннель со множеством ответвлений, в каждое из которых она может проникнуть. А ещё она ощутила вдалеке присутствие огромного древа, излучавшего большую жизненную силу. И решила, что это то, что ей нужно.



Находя путь внутри деревьев, они преодолели внушительное расстояние. Трудно было освоиться, не имея практики, но Лаэрти кое-как сумела разобраться. Только к корням было сложно проникнуть – оттуда словно выходило какое-то течение, отбрасывавшее их назад (отчасти это объясняло неведение гномов о Поверхности), но по стволам и веткам Путница наловчилась перемещаться вполне сносно.

Пару раз им навстречу летели какие-то существа – те выглядели так же, как они, сотканные из молний силуэты, так что разглядеть их подробнее не получилось.

«Быть может, так тоже можно путешествовать между Мирами?» – подумала она. – «Наверняка здесь есть выходы в растительные миры других обитаемых измерений...»

Вскоре, пройдя множество десятков миль внутри веток и стволов, Лаэрти нашла доступ к чему-то изрядно громадному, являвшемуся её целью. Это было и дерево, и в то же время нечто большее. Видимо, это было Сердце.

– Пора выходить, – сообщила она Квилберту.

И, найдя подходящее место, они выбрались из ствола и возвратились в материальный облик.

Напротив них предстало Сердце: огромный, гигантский ствол, с редкими ветками, но с большим количеством пульсирующих энергией силовых линий и магических рун. Вокруг дерева летали светлячки и маленькие сверкающие духи животных. Это было священное и величественное место, достойное зваться центром всего леса.

– Я чувствую какую-то перемену, – произнёс Квилберт. – Дух, который живёт во мне... он рвётся вперёд.

– Тогда мы должны поскорее пробраться к Сердцу, – ответила Путница.

Ей было приятно, что после долгих скитаний они нашли быстрый способ добраться сюда. Хотя... может, не используй они деревья и путешествуя пешком, приключений было бы больше? Но пока НадЛесье оставалось без света, важно было поскорее решить эту задачу...

– Где-то там наверху находится дворец Повелителя Каунов, – добавил квазин. – Это и является нашей целью.

Лаэрти бросила последний взгляд на Сердце и шагнула обратно к дереву.

– Мы проникнем туда таким же способом.

Мазь всё ещё оставалась на ладонях путешественников, поэтому Путница поспешила вернуться – и, снова очутившись внутри дерева, Лаэрти и Квилберт направились далее. Найдя подходящую ветку, которая соприкасалась с Сердцем, они переместились в его центр.

Ствол Сердца был огромен и вскоре Лаэрти ощутила вверху что-то, куда они могли бы выбраться. Словно внутри дерева была какая-то пустота...

Она двинулась вперёд.

Так тому и быть. Избранница сегодня не подведёт свою богиню.



VI



Они очутились в странном коридоре, который казался живым. Стены вокруг были покрыты мерцающей древесной корой, словно они вновь попали в какое-то громадное дупло, а свет исходил от небольших светящихся лепестков, произраставших по краям потолка.

– Где мы? – спросила Лаэрти.

– Судя по всему, мы находимся в туннелях внутри Сердца НадЛесья, – ответил Квилберт.

– Туннели внутри дерева? – озадачилась странница. В подобном месте она оказалась впервые.

– Ты ещё многому удивишься в НадЛесье.

Они двинулись вперёд, в полумрак причудливой древесной норы. Туннель шёл слегка вверх и постоянно петлял, так что о его противоположном конце узнать было невозможно.

Внезапно Лаэрти услышала чей-то голос:

Здравствуй, Путница!

Лаэрти чуть не задохнулась. Она узнала бы этот голос из тысячи. Этого не может быть!

– Эрвэн?.. Это ты?!

Путница взглянула на свой браслет, где находилась её звезда-кристалл.

Конечно я.

– Но как ты смогла разговаривать?

Кристалл поблёскивал в такт с голосом Эрвэн.

Ты очутилась в одном из Первозданных Мест. Здесь звёзды-проводники Путников снова обретают способность к общению.

Лаэрти слегка изумилась:

– Сердце НадЛесья – Первозданное Место? Никогда бы не подумала...

Да. В Этфаре ещё много таких. Их тут куда больше, чем в других Мирах...

Появление Эрвэн было приятной неожиданностью – Путница не разговаривала со своей звездой с самого момента их знакомства в Первозданной Долине.

Кстати, прошу прощения за временные неполадки, – продолжила Эрвэн. – С тех пор, как в НадЛесье поселилась эта Сила, мне стало трудно перемещать тебя в пространстве...

– Я заметила, – ответила Путница. – А что это за Сила, о которой ты упомянула?

Я ещё не знаю точно. Пока что продолжай путь, а там увидим.

Квилберт, шедший впереди, догадался, откуда взялся этот таинственный голос. Лаэрти ему уже успела немного рассказать о Путниках.

– Думаю, этот туннель должен привести нас к вершине, – произнёс квазин, указывая на уходящее вверх ответвление коридора.

Поднимаясь, они заметили, что по бокам туннеля в стене находится множество вертикальных плит, похожих на тяжёлые массивные двери округлой формы. Двери были заперты, но на некоторых, однако, находились небольшие окошки-глазки.

– Что это за двери? – спросила Лаэрти.

Это порталы, – ответила Эрвэн. – В туннелях под дворцом Повелителя Каунов находится множество дверей в различные Миры и уголки Этфара.

Лаэрти вглядывалась в двери, мимо которых они проходили. Над многими из них можно было разобрать небольшие надписи на непонятном языке.

Будь осторожна, Лаэрти, – добавила Эрвэн. – После того, как в НадЛесье нарушилось равновесие, некоторые порталы стали барахлить и могли случайно открыться

Порталы? Что ж, Кауны – могущественные существа, и место обитания у них обустроено соответствующе... Вот промелькнула дверь в таинственные джунгли Мальта, а следующая вела в пустынные земли Азаргаха... Все они были заперты, но сквозь каждую можно было посмотреть в глазок и увидеть то, куда вёл портал...

Лаэрти остановилась. Следующий дверной проём был открыт.

Перед дверью стояла женщина в тяжёлых доспехах и с крыльями за спиной... Лаэрти вновь охватило удивление: в женщине она узнала Лирит, девочку из деревни Трилит, только теперь выглядела намного повзрослевшей...

– Лирит?

Женщина-ангел обернулась и удивлённо посмотрела на Путницу.

– Возможно, ты меня с кем-то спутала...

– Извиняюсь. Но мне показалось, что вы были одной из моих знакомых.

Та пожала плечами.

– В Мирах есть множество совпадений. Вполне возможно, ты уже встречала человека, на которого я похожа. Но мне не ведомо имя «Лирит», о котором ты говоришь.

Взмахнув крыльями, она поклонилась.

– Меня зовут Ллекта. Я полунебожительница. Получеловек-полуангел из Седьмого Неба Каэстии. Когда в Цитадели Архонов внезапно открылся портал, я была первой, кто решился заглянуть туда...

Лаэрти посмотрела в пространство за открытой дверью. Каэстия. Мир богов и небожителей Этфара. Из проёма лил свет, но сквозь него можно было разглядеть золотистые домики на фоне белоснежных облаков.

– Я посвятила свою жизнь борьбе против Паутины Обречённых, которую считаю величайшей несправедливостью Богов. Но... думаю, вы здесь по другой причине.

Лаэрти кивнула:

– Портал привёл тебя в Сердце НадЛесья. Здесь сейчас творятся беспорядки, и нам надлежит выяснить, что происходит.

– Тогда позвольте мне присоединиться к вам, – предложила полунебожительница. – Я всегда рада нести свет туда, где в нём нуждаются...

Не успела Ллекта договорить как из другого портала послышался шорох. Оттуда вышел молодой маг в серебристой мантии и с длинными волосами, сжимающий в руке деревянный посох. Воздух вокруг него был прямо пропитан магией.

– Всем доброго времени суток, – представился маг. – Я Лариус из Кельфорейна. Этот таинственный портал висел в воздухе над Велотом уже несколько дней и я решил выяснить его структуру...

– Нас становится всё больше и больше, – провозгласил Квилберт.

– Ну что ж, всё больше шансов, что мы одолеем то зло, которое здесь поселилось, – ответил архимаг Лариус. – Насколько я понял, порталы отсюда открываются по всему Этфару и, вполне возможно, мы встретим здесь ещё каких-нибудь союзников.

Тем временем из ещё одного портала впереди послышался смех. Там появилась девушка-квазин в странном механическом костюме и зелёных очках.

– Всем привет из Тантала! – провозгласила она. – Меня зовут Валга.

– Из Тантала? – недоумённо воскликнул Квилберт, увидев ещё одного представителя своего народа. – В Тантале тоже обитают квазины?

– Разумеется обитают, о мой дикий нецивилизованный собрат по разуму! – ответила Валга.

Тантал находился на острове недалеко от здешнего материка. Гномы и квазины Тантала славились своими изобретениями и хитроумными летательными аппаратами, поэтому неудивительно, что одеяния Валги состояли из множества сложных механизмов и странных магических схем.

– Путница, парочка сумасшедших квазинов, архимаг из Кельфорейна и полунебожительница, – восхищённо изрекла Лаэрти. – Сегодня Судьба свела вместе довольно необычную компанию!

Трое вновь прибывших стали, скрестив руки на груди. Первой нарушила молчание Валга:

– Э-э... Так куда мы идём?



Пятеро искателей приключений продолжили пробираться по покрытому корой ветвистому коридору. По бокам туннеля снова замелькали двери, однако все они преимущественно оказывались заперты.

Все порталы вели в какие-то уголки Этфара или Миры, включая божественные уровни и астральные тени; несколько даже открывались на Луны, возникающие по ночам на небосводе...

– Эти туннели... – прошептал маг Лариус. – Здесь можно собрать столько материала об устройстве нашего Мира... Ведь отсюда можно проникнуть в места, прежде упоминавшиеся лишь в древних мифах...

– С научной точки зрения это место не так уж примечательно для жителей Тантала, – отметила Валга. – На моей родине с помощью сверхновых технологий мы способны создавать порталы за долю секунды...

– У вас там все ходят в таких костюмах? – спросил Квилберт, разглядывая странные вертящиеся пропеллеры на комбинезоне девушки-квазина.

– Жители Электроаркана привыкли к постоянно меняющимся условиям и беспрерывным научным экспериментам. Их одежда значительно отличается от твоих лохмотьев, о мой дикий собрат по разуму.

Вскоре какая-то тень мелькнула у них под ногами. Остановившись, они увидели небольшое существо, похожее на белку, только с маленьким хвостом и длинными свисающими ушами. На шее у существа находился какой-то ошейник с небольшим кристаллом посередине.

Зверёк стоял на задних лапках возле стены, нюхая воздух и удивлённо рассматривая новоприбывших.

– Мне знакомы подобные животные, – пробормотал маг Лариус. – Их называют онтуками... Хотя с виду они похожи на обычного хомяка или белку, онтуки – очень умные и проницательные животные...

Лаэрти давно умела ладить со зверьками подобного рода – она подозвала онтука и тот осторожно вскарабкался на её ладонь.

– Наверное, он забежал сюда из какого-то портала, – пробормотала она, – и не может найти дорогу обратно...

Умышленно или нет, но в ответ на это онтук едва заметно закивал своей головкой, глядя обоими глазами на Путницу.

– Я приручу его, – решила Лаэрти. – Я назову его Кебо.

Путница не знала, откуда это имя взялось у неё в голове; возможно, зверька именно так и звали до этого. Кебо, похоже, обрадовался, что о нём решили позаботиться в этом таинственном месте, и проворно вскарабкался на плечё Путнице.

– Теперь нас шестеро! – провозгласил Квилберт.

Шестеро?! – обижено воскликнула звезда Эрвэн с браслета Лаэрти. – Я что, не в счёт?!

– Прошу прощения, – оправдался квазин. – Я забыл о тебе.

Пф! – хмыкнула Эрвэн. – Теперь, с появлением у моей владелицы нового питомца, меня точно забудут.

– Я уверена, вы подружитесь! – улыбнулась Лаэрти, и, словно по её команде, Кебо прополз к браслету и лизнул светящийся кристалл.

Убери его! – взмолилась Эрвэн. – Иначе я его телепортирую вон отсюда при первом же удобном случае!

Смеясь, искатели приключений пошли дальше.



Им всё реже и реже попадались порталы, а вскоре они вообще исчезли.

Однако через некоторое время по бокам коридора снова появились двери – на этот раз их оказалось всего две. Они были изготовлены весьма искуснее, чем все предыдущие; над каждой висела табличка, и обе надписи гласили – «Будущее».

– Эти двери ведут в Будущее? – недоверчиво спросила полуангел Ллекта.

– Сейчас узнаем, – произнесла Лаэрти и прислонилась к глазку у одной из дверей.

ТО, что она там увидела, не поддавалось никакому описанию. От увиденной картины Лаэрти поразила боль, её чуть не стошнило и она с отвращением отпрянула от глазка на грани отчаянья.

Столь мерзких и отвратительных сцен она не видала ни в каких Мирах – а видала она многое... Неужели именно такое будущее уготовано её Этфару?

– Лаэрти, подойди сюда! – воскликнул Квилберт, стоя у второй двери. – И взгляни на это...

Стараясь отогнать подальше видения первого портала, Путница подошла ко второй двери в «Будущее» и тоже посмотрела в отверстие.

Увиденное там являлось полной противоположностью тому, что находилось за первой дверью. Перед ней предстали настолько прекрасные и чудесные картины, что её чуть ли не силком удалось оторвать от глазка.

– Две двери в «Будущее», – пробормотала Лаэрти. – С полностью противоположными событиями...

Какое из этих будущих будет раньше, а какое – позже?

«Это зависит от самого Этфара и от его жителей», – поняла Лаэрти. – «Вполне возможно, что одно из этих будущих наступит очень скоро, а второе – может не наступить вообще. Будущее лишь в руках народа, обитающего в данном мире...»

– Давайте поскорей покинем это место, – предложила Лаэрти. – Одна из этих дверей лишит нас всякой надежды, а другая – заставит забыть о реальности. То, что будет дальше, зависит только от нас.

– И если мы уничтожим то зло, что здесь обитает, – провозгласил Лариус, – будущее НадЛесья будет предопределено в лучшую сторону!

– Я чувствую впереди колоссальный сгусток энергии... – прошептала Ллекта. – Мы приближаемся к нашей цели.

– Квазинам Тантала будет интересно воочию лицезреть дальнейшие события, – объявила Валга. – Всё происходящее я записываю на специальное устройство, так что не оплошайте!

Думаю, мы готовы, – в свою очередь произнесла Эрвэн. – Вперёд!

Первым вперёд побежал онтук Кебо, спрыгнув с плеча Путницы. Воодушевлённые такой решимостью, остальные мгновенно двинулись за ним.



VII



Это был огромный зал с колоннами и светящимся огоньком у потолка. Стен здесь почти не имелось – лишь несколько колонн по углам зала, в промежутках между которыми открывался превосходный вид на НадЛесье.

Поскольку Сердце являлось самым высоким в НадЛесье деревом, панорама открывалась именно на верхушки деревьев – кроны будто-то бы выстроились, чтобы образовать холмистую лиственную гладь, из-под которой во многих местах торчали похожие на трезубцы отростки, а территория за пределами НадЛесья была сплошь покрыта клочками туманных облаков...

Лаэрти ещё не видела прежде подобных пейзажей, однако внимание ей пришлось переключить на другое... Некто в тёмном плаще и широкой шляпе стоял посреди зала, скрестив руки на груди и вглядываясь в новые лица.

Во имя веток Иггдрасиля...

– Добро пожаловать, – любезно произнёс Арантир.

– И ты... – прошептала Лаэрти.

– Вещи часто бывают обманчивы, Путница.

Лаэрти уж никак не ожидала увидеть здесь того, кто недавно практически убедил её в своих добрых намереньях.

– Это ведь из-за тебя всё началось... – догадалась Лаэрти. – Ты и есть причина всех бед НадЛесья...

– Ну, не стоит меня так строго судить, – ответил Арантир. – Я только хочу сделать НадЛесье новым... Изменить его на благо всего Этфара...

– Не слишком ты в этом преуспеваешь... Мы пришли остановить тебя.

Арантир вздохнул и принялся расхаживать по залу. Он явно ожидал, что они придут сюда...

– Скажу тебе, что ты и твои дружки явились ко мне совсем напрасно, – заметил он. – Дух леса, которого вы привели, решил спастись от меня бегством – и непременно сделает это ещё раз.

Квилберт, влекомый обитающей в нём силой, шагнул вперёд – но на лице Арантира появилось лишь выражение насмешки.

– Я абсолютно не сомневаюсь в твоей храбрости, мой маленький друг. Но, поверь, ты и этот дух внутри тебя не сможете противостоять мне. Покиньте это место, пока я даю такую возможность...

– Дух НадЛесья не для того проделал весь этот путь, чтобы снова сбежать, – возразил Квилберт. – Он знает, ради чего сюда явился.

– Вряд ли это поменяет баланс сил, – ответил Арантир. – Кауны ушли. В НадЛесье начались перемены. Вы не в силах помешать им.

Колонны зала задрожали.

– Знайте, что я могу сжечь вас заживо...

Колонны извергли сгустки огня.

– Я могу обрушить на вас неописуемую бурю...

С потолка хлынул ливень и разразился гром.

– Я могу вообще уничтожить это место!

Всё Сердце затряслось и начало осыпаться.

– Уходите, пока я не передумал.

Спутники Лаэрти стали в боевые позиции. Ллекта обнажила меч и окутала себя светящимся щитом. Лариус принял неосязаемый облик. Валга достала из кармана странный шарик, в считанные секунды превратившегося в готового к атаке блестящего механического паука...

«И всё же он слишком силён», – заметила Лаэрти. – «Он использует силу самого Сердца, а этой силе нет равных...»

Но зачем Арантир пытался остановить Лаэрти, дабы она не добралась до него? Неужели он всё же предвидел какую-то возможность своего поражения?

Арантир прогнал духа НадЛесья. Арантир лишил всё НадЛесье света, обрекая его жителей на гибель и мучения. И, скорее всего, из-за Арантира исчезли Кауны. Кто же он? Вряд ли друг Путников, как представился ранее. И хотя Арантир, как сам утверждает, пытался улучшить НадЛесье, он не совершал ради этого никаких действий – лишь отягощал положение в лесу. Что у него вообще было на уме?

– Я не собираюсь уничтожать эти земли, – повторил он, не предпринимая более никакой агрессии. – Я лишь желаю сделать их новыми – что пойдёт на пользу всем жителям Этфара. Присоединяйтесь ко мне – и, быть может, я посвящу вас в свои замыслы...

Но Квилберт не дал ему продолжить. Вокруг его тела появилось свечение, будто сотня светлячков разом вынырнули из-под его тени...

– Твоя сила велика, Арантир, но ты допустил большую ошибку, – произнёс он странным, повторяемым эхом голосом, а глаза его начали светиться...

Наблюдая за этим, Лаэрти поняла следующее: существо, вселившееся в Квилберта, решило само начать беседу его устами.

– Видимо, я имею честь говорить с самим духом НадЛесья во всём его мохнатом величии? – догадался Арантир и засмеялся. Ведь он владел Сердцем и мог творить всё что хотел – как мог какой-то дух остановить его?

– Я ослаблен, это правда, – ответили уста Квилберта. – Я и вправду не могу противостоять тебе... Но и вернулся я не один.

Внезапно воздух завибрировал, по залу прокатился ветер и на деревьях снаружи донёсся какой-то шум. В глазах Арантира появилась тревога...

– Знай: путешествуя в теле квазина, я по крупицам собирал всю мощь НадЛесья... С каждого дерева, каждой стаи животных, каждого клочка коры...

Пространство за пределами зала словно вспыхнуло; через проёмы между колоннами влетели потоки ветра, лианы, висящие по всему залу, начали оживать, а из-под ног явились тучи небольших светящих духов.

– Что происходит? – прошептала Лаэрти.

Природа, – ответила Эрвэн. – Она тоже живая.

Природа. Во многих Мирах, когда кто-то мешал развитию естественной жизни и никакие её защитники более не могли противостоять угрозе, появлялась некая сила, именуемая Природой – одна из ветвей Воображения, подобно магии и богам... Коллективный разум деревьев и животных, их вера и их стремление выживать...

Видимо, дух НадЛесья и пробудил эту Природу во время своего двухнедельного странствия... И теперь она пришла ему на помощь – могущественная и опасная, готовая уничтожать тех, кто возомнил себя её хозяевами...

– Отведай, незнакомец, когтей ярости первоисконной стихии...

Ветер ураганом завихрился вокруг Арантира, к нему потянулись лианы, а толпа светящихся духов окружила его в кольцо. Его господствующее настроение резко погасло, в глазах его впервые появился страх – вмешательство подобной силы не просто сдвигало положение вещей в свою пользу, но и легко могло не оставить от него живого места.

– Что ж, меня таки перехитрили, – признал он, сохраняя самообладание посреди нарастающего хаоса. – Впрочем, я и так не планировал процарствовать слишком долго... Думаю, мы ещё встретимся, Путница...

С этими словами Арантир улыбнулся и коснулся своей шляпы – а затем его окутала синяя дымка и он исчез. За несколько секунд он улизнул из западни, не оставив и следа. Лаэрти не думала, что какие-то существа, кроме Путников, способны так легко и быстро перемещаться между Мирами...

– Сбежал, – с сожалением произнесли уста квазина, – да вспять он уже не посмеет вернуться...

Путница опешила. Всё происходило слишком быстро – то нагрянули силы природы, то исчез Арантир, даже не попытавшись противостоять духам... Он будто бы даже рассчитывал на своё поражение – его поведение и цели по-прежнему оставались загадкой...

Квилберт поднял ладонь – и всё утихло. Ураган исчез, лианы вновь оплели потолок и колонны, лесные духи вернулись туда, откуда пришли. Повисла тишина... а затем Квилберт упал, будто сознание разом покинуло его тело.

Лаэрти подбежала к нему и привела в чувство. Глаза квазина уже не светились, да и голос, похоже, стал нормальным. Какая-то туманная дымка вылетела из его тела... А вслед за этим их ослепил мощный световой поток.

Призрак трёхрогого оленя – тот самый, что являлся главным духом НадЛесья, – материализовался посреди зала и воссоединился с мощью Сердца, снова став связующим звеном между магической энергией и древесным светом.

Освещение возобновилось; кора каждого дерева вновь засияла, наполненная свежей магией после долгой жажды. С минуту Лаэрти казалось, что она слышит множество радостных голосов со всего НадЛесья...

Трёхрогий олень, яркий и оживлённый, неспешно подошёл к путешественникам... Два его рога, как у обычного оленя, располагались по бокам, а третий красовался между ними по центру, прямо посреди лба.

– Кто был этот Арантир? – поинтересовался у него Лариус. – И почему он захватил Сердце?

Трёхрогий олень взглянул на них и перед глазами путешественников всплыла картина. НадЛесье. Свет. Незнакомец, появившийся из синей вспышки посреди Дворца Каунов... Путешественники ощутили страх, будто эмоции духа передавались напрямую в их разум. Создания, убегающие от Арантира. Квазин, оказавшийся недалеко от Сердца...

В этот момент отовсюду зазвучали протяжные залпы взмахов сотни гигантских крыл... Со всех сторон, громоподобно приземляясь на поверхность зала, к ним слетались исполинские крылатые существа, чья лазурная кожа блестела в окружающем их свете... Их размеры поражали, а взмахи их крыльев сотрясали деревья...

Каждое из этих творений имело по три продолговатых глаза, шесть лап и два хвоста. Их тела переливались энергией, их глаза менялись всеми оттенками радуги...

– Что, во имя Каунов, это за существа?! – спросил только-только пришедший в себя Квилберт.

– Мы и есть Кауны, смертный! – грозно послышалось в ответ.

Отдав Квилберта на попечение полуангела, Лаэрти выступила вперёд и смело стала напротив созданий. Они были огромны и величественны – именно такими она представляла себе Каунов.

– Если вы Кауны, то как вы могли покинуть НадЛесье когда оно больше всего нуждалось в вас? – спросила она.

Новые Кауны продолжали приземляться. Тот, что явился первым, их Повелитель, посмотрел на Путницу взглядом, не сулящим ничего хорошего – даже Кебо юркнул в капюшон её куртки.

– Мы могли бы уничтожить смертного за такие речи, – прогремел он. – Немногим позволено лицезреть Каунов, тем более говорить с ними. И уж далеко немногим – подобным тоном.

Путешественники напряглись и отступили, однако Повелитель Каунов, внезапно став добродушнее, продолжил:

– Но, тем не менее, поскольку сегодня вы спасли всё НадЛесье, я позволяю говорить вам с нами на равных...

Лаэрти, вспомнив о вежливости, деликатно повторила свой вопрос:

– О могущественные Кауны... Что с вами произошло, когда Арантир занял место духа НадЛесья и стал контролировать здешнюю магию?

Кауны замерли и сосредоточились. Было видно, что они мысленно совещаются друг с другом... Чуть спустя им ответил другой Каун с зеленоватой окраской и жёлтым гребнем на спине, его громоподобная речь эхом отдавалась от колонн зала:

– Мы ожидали твой вопрос, существо, как и подобный от каждого жителя НадЛесья. Но знай, что мы не нарочно оставили лес без присмотра... Нам даже не известно, как Арантир пробрался во Дворец Каунов – ибо впервые за всю историю Сердца кто-то сумел проникнуть в него без нашего ведома...

Теперь Кауны говорили почти хором.

– Когда незнакомец пришёл к Духу НадЛесья, он одолел его всего на одну секунду – но, как оказалось, этой секунды ему хватило, чтобы одержать контроль над всем лесом. Во время этой секунды начало пропадать не только освещение – но и защитные барьеры, тысячелетиями защищавшие НадЛесье от внешнего мира, перестали существовать.

– Барьеры? – переспросила Путница. – Я думала, пропал лишь свет...

– В момент когда они оказались сняты, – продолжил Повелитель Каунов в одиночку, – НадЛесье ощутило на себе давление законов остального Этфара. Деревья, достигающие множества миль, стали рушиться под своей тяжестью, а захватчики из южных пустынь, воспользовавшись моментом, принялись делать смелые вылазки на южные границы леса.

Лаэрти знала воинственный народ харранов из Дэл’Тука и их не слишком дружелюбные взгляды на соседствующее с ними НадЛесье. А особенности мироздания Этфара действительно не давали деревьям достигать подобной высоты – так что им нужен был особый магический источник...

– Потому нам пришлось уйти в пространство между Гладями и собственноручно воссоздать эти барьеры, – прогремел Повелитель Каунов. – Мы не могли отвлечься на Арантира, иначе, покончив с ним, спасли бы лишь жалкие руины того, что прежде называлось лесом. Но мы знали, что придёт посланница богини Амбери и переменит ситуацию в нашу пользу...

Лаэрти закатила глаза:

– Это у вас что, все жители НадЛесья сговорились? Я не являюсь служителем богини Амбери. И это не я спасла НадЛесье, а Квилберт... или дух, что сидел внутри него...

– Но ты привела сюда Квилберта. И это само по себе было нашим спасением.

И ведь всегда они найдут повод спихнуть на неё чужие заслуги... Лаэрти кивнула, переходя к следующему созревшему вопросу:

– А кто же был этот захватчик, Арантир? Его способности к перемещению не уступают Путникам, а ещё он может блокировать и чужие попытки...

На этот раз Повелитель Каунов лишь озадаченно покачал головой:

– Мы думали, ты нам дашь ответ на этот вопрос, Путница. О настоящей сущности этого загадочного Арантира мы знаем не больше твоего... Порталы внизу обычно закрыты. Дворец не досягаем ни для кого, кроме Звёзд Путников... или каких-либо существ помогущественнее.

Если припомнить лекции в Траеде, были в Мирах несколько народов, которые, подобно Путникам, могли свободно перемещаться в пространстве... Лаэрти не знала, мог ли Арантир оказаться кем-то из них...

Однако внезапно верховный Каун нахмурился и прорычал что-то своим сородичам, а затем внимательно посмотрел на искателей приключений:

– Кстати о Дворце и порталах... Теперь, согласно нашим правилам, когда вы узрели все тайны Дворца Каунов... у меня нет выбора кроме как заточить вас здесь навечно.

Что, во имя Гвайрона, происходит? Они ведь всё же помогли им и одолели Арантира... Кауны медленно обступали путешественников, отрезая пути к бегству – а не ожидавшие подобного хода событий Лаэрти и все остальные попятились... но Повелитель Каунов, выждав пару мгновений, рассмеялся:

– Да шучу я! Просто хотел посмотреть на вашу реакцию...

Лаэрти слегка устала от всего, что навалилось на них в этот день, так что лишь незаметно улыбнулась шутке Кауна. Окружив их, полубоги-драконы наклонили свои покрытые чешуёй головы, давая возможность искателям приключений забраться к ним наверх.

– Возможно, внизу удастся поговорить в более спокойной обстановке – мы отвезём вас к Поверхности. Хотя это будет довольно скромной услугой по сравнению с тем, что удалось сделать вам.



Путешественники неслись к Поверхности верхом на самих Каунах. Огромным драконоидам приходилось постоянно маневрировать, дабы не врезаться в торчащие повсюду ветви и не путаться в пронизывающих туман лианах...

Кебо прижался к плечу Лаэрти, пытаясь удержаться в этой сумасшедшей гонке. Браслет Путницы засверкал и раздался голос Эрвэн:

Поздравляю с победой, Лаэрти.

– Благодарю, моя звезда!..

Браслет снова загорелся, на этот раз с промежутками:

Есть кое-что, что я должна сообщить тебе Лаэрти. Этот Арантир. Он был...

Кристалл блеснул в последний раз и окончательно померк.

– Кем? Кем он был?

Звезда не отвечала.

– Эрвэн?

Но Лаэрти уже поняла: они покинули Первозданное Место и её звезда уже не могла тут разговаривать.

– Надеюсь, когда мы снова очутимся в каком-нибудь Первозданном Месте, ты мне сообщишь этот секрет, Эрвэн. Мне было приятно с тобой пообщаться. До встречи!

Арантир! Эрвэн знала про него что-то, чего не знала она. Любопытно.

Кем же он был? И, что самое главное, зачем он захватил НадЛесье?

Из-за него НадЛесье лишилось частички своей магии. Освещение, защитный барьер... Арантир бы на этом не остановился – кто знает, что последовало бы за всем этим?

Конечно, были государства, давно мечтавшие о низвержении обитателей этого таинственного леса. Например, те же харраны из Дэл’Тука, или алчные чародеи Ил-Марга... Однако их представители бы нанесли удар по самому НадЛесью, а не стали бы лишать его магии...

Что-то уже это напоминает... Уничтожение магии, угасание волшебства...

Лаэрти покачала головой. Слишком много сегодня случилось, и мало ли что может прийти в голову...

И, дабы отогнать плохие догадки подальше, Лаэрти подставила лицо нарастающему ветру.



VIII



Изумлению квазинов не было предела, ведь сами Кауны снизошли к ним...

Увидев Лаэрти верхом на Повелителе Каунов, вождь деревни Кальтер выпучил глаза.

– Избранница Амбери! Всемогущие Кауны!

Все квазины склонились перед новоприбывшими.

– Мы погостим тут у вас немного, не возражаете? – раздался громоподобный голос Повелителя Каунов.

Лаэрти и все остальные искатели приключений спустились на землю.

– Я не сомневался в тебе, Избранница! – провозгласил Кальтер.

– Вообще-то я просила не называть меня так, – ответила та.

– Извини. А это кто? Неужто сам Квилберт?

Лаэрти удивилась:

– Вы знаете Квилберта?

– Конечно, – ответил Кальтер. – С давних пор жил он у нас в деревне, пока не выгнали. От него один бред да неприятности...

Квилберт лишь рассмеялся, а вместе с ним и Лаэрти – она уже свыклась с его уникальностью и не желала бы, чтобы её друг был другим.

– Ну вы уж извините, – промолвила полуангел Ллекта, – мне пора. Было приятно очутиться в вашей компании, но меня ждут на Седьмом Небе Каэстии.

И, взмахнув крыльями, полунебожительница взлетела вверх.

– Тогда и я отправлюсь в путь, – пробормотал маг Лариус. – У нас там в Кельфорейне очередной конфликт с людьми-ящерами, знаете ли. Так что мне лучше поспешить.

Взмахнув посохом, Лариус исчез во вспышке света.

– Квазинам Тантала будет интересно узнать обо всём, что здесь случилось, – сказала Валга и подмигнула Квилберту. – Я тоже уже пойду. Удачи, мой дикий нецивилизованный собрат по разуму!

Достав из кармана какое-то хитроумное устройство, Валга создала рядом с собой телепортационный круг и скрылась в его недрах.

– Вот мы опять остались вдвоём, – заметила Лаэрти. – Скажи, как это дух НадЛесья незамеченным собирал силы Природы в твоём теле?

– Без понятия, – пожал плечами Квилберт. – Я даже ничего особо не чувствовал. Зато мне понравилось путешествовать внутри деревьев, это было впечатляюще...

– Что за бред он опять несёт? – нахмурился Кальтер. – Путешествовать внутри деревьев? Вы ведь не эльфы... Чушь какая-то...

– Похоже, вам и меня прогнать придётся, – улыбнулась Лаэрти. – Ведь я тоже с ним была и могу рассказать о том же...

– О боги!..

Однако дальнейшие слова Кальтера потонули в смехе и музыке. Деревня квазинов готовилась устроить праздник.



IX



Теперь ствол каждого дерева сиял, вернув НадЛесью его прежнюю красоту, так что Путнице не составило труда найти нужную ей тропинку.

Лаэрти подошла к реке, протекающей меж корней, как вдруг увидела, что по речной глади ступает необыкновенно красивая женщина в великолепном древесном одеянии. Волосы её сверкали, а глаза словно вели в сами морские глубины... Эта женщина была настолько великолепна, что Путница не могла оторвать от неё взгляда.

– Спасибо тебе, Лаэрти! – проговорила женщина тихим, спокойным, и в то же время властным голосом и стала медленно исчезать в тумане.

«Кто это был?» – поинтересовалась Лаэрти. Какая-то таинственная женщина явилась ей из тумана и за что-то поблагодарила её... Но вдруг она поняла. У неё мурашки побежали по коже от осознания того, кто к ней только что явился.

Это была богиня Амбери собственной персоной.

– Да не за что, – только и успела прошептать поражённая Лаэрти и опустила руки в воду.





ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ.