– Пап, а Конь-в-Пальто существует?
– Нет, сынок, это бред сивого человека...

* бред сивого человека


Ледниковый Период


– Владимир Павлович, вам случайно не кажется, что урок уже должен был закончиться?

Владимир Павлович смотрит на часы.

– М-да, действительно, уже 15 минут, как идёт следующий урок!

– Ой! А у нас следующий – английский… И попадёт нам потом от Светланы Владимировны…


– Светлана Владимировна, уже 15 минут назад должен был начаться следующий урок!

Светлана Владимировна смотрит на часы.

– Ой, да. А почему звонка не было?

– Непонятно… А следующий урок – история… И попадёт же нам от Владимира Павловича…


Тем временем две уборщицы разговаривают в коридоре.

– Ты не знаешь, что такое в лицее творится? Я на вахте была, ко мне ученик подошёл, мела попросил. Я хотела было дать, но не сумела – мел в коробке заледенел!

– Это ещё ничего, есть вещи похуже. Видишь, со звонка сосульки свисают? Это по всему лицею звонки заледенели, не звонят теперь…

Тут к двум уборщицам подошёл какой-то таинственный учитель, и замогильным голосом проговорил:

– Пророчество сбывается! Древними пророками было предсказано следующее: накануне Нового Года в лицее наступит Ледниковый Период, и не в силах учителя будут сделать что-либо…


Всегда, когда лицею угрожает смертельная опасность, учителя собирают Чорну Раду. И на этот раз Чорна Рада проводилась в учительской. И как всегда, повсюду раздавались крики:

– Колебошина гетьманом!

– Ні, лучше Вадима Леонидовича гетьманом!

– Нет, лучше всё-таки Колебошина!

Тут на постамент взошла Ольга Николаевна.

– Любі друзі... – начала она. – Мы собрались здесь сегодня не для того, чтобы выбрать гетмана, а для того, чтобы решить, как устранить нависший над лицеем Ледниковый Период…

Настала тишина. Кто-то всё же осмелился крикнуть «Колебошина гетьманом!». Затем один из учителей поднял руку, и сказал:

– И всё же есть кое-что поважнее… Два ученика из 9-М, Глеб и Федя, известные как Глебыня Свирипыч и Федья Фроловец, прогуливают уроки…

– Так это и есть наша надежда! – сказала Ольга Николаевна. – Как сказано в пророчестве, «не в силах учителя будут сделать что-либо». Значит, в силах будут ученики. Теперь вся наша надежда – это два маленьких хоббита… Ой, то есть, я имела в виду, два маленьких лицеиста, что бродят по просторам Ришельевского лицея, прогуливая уроки… Возможно, они найдут ключ к спасению!


– Шухер!!! – закричал Федья Фроловец. – Михалыч идёт.

По коридору на втором этаже действительно шёл Михалыч. Федя и Глеб хотели было убежать в другой коридор, но там шла Валентина Ивановна. А по лестнице вверх поднималась уборщица.

– Мы ещё успеем подняться к чердаку, – сказал Глеб.

Два лицеиста поднялись к чердаку, и стали ждать, надеясь, что никто их не заметит. К счастью, так и случилось: и Михалыч, и Валентина Ивановна, и уборщица прошли мимо.

– А давай тут устроимся – и учителя не заметят, и удобно здесь.

– Давай. Мне как раз к Валентине Ивановне стих надо повторить:

Еней був парубок моторний

І хлопець хоть куди козак,..

Тут послышался какой-то грохот, и прогремел голос, подобно голосу Миши Казимирского, когда он говорит в микрофон:

– Вы назвали секретный пароль – и открыли первую печать…

– А сколько всего печатей? – спросил Глеб.

– Три тысячи…

– Ого!

– …что в переводе с древнелицейского наречья означает три!

– А кто это говорит? – спросил Федя.

– Это говорит Дух Лицея!

– И что будет, когда мы откроем все три печати?

– Вы узнаете Тайну.

– Ну что ж, приступим… И как открыть вторую печать?

И Дух Лицея ответил:

– Внимание, вопрос! Какую фразу слышит (либо произносит) лицеист, когда заходит в лицей?

– Давай думать… – сказал Глеб. – Что ты делаешь, когда приходишь в лицей?

– Я? – ответил Федя. – Иду в гардероб…

– И есть ли там какие-либо фразы, которые ты слышишь либо произносишь?

– Да нет вроде… Хотя… Да! Точно! Денежки, мобилочки в курточках не оставляем!

– Точно! – ответил Глеб. – Но ты же это не произносишь! Эту фразу произносит гардеробщица.

– Ну я и произношу, когда хочу подразнить гардеробщицу!

– Тогда ладно… Итак, наш ответ – Денежки, мобилочки в курточках не оставляем!

И Дух Лицея ответил:

– И это – неверный ответ. Когда лицеист приходит в лицей, он здоровается, либо с ним здороваются.

– Одну минутку… – заметил Федя. – Я, когда прихожу в лицей, не здороваюсь!

– И я тоже! – подхватил Глеб.

– А… Ну тогда ладно – я зачту ваш ответ, – сказал Дух Лицея. – Рекламная пауза!


Через пять минут.

– Итак, вопрос для третьей печати! – сказал Дух Лицея. – Сколько будет два плюс два?

– Ой! Это очень сложный вопрос! – проговорил Федя. – Это мы не проходили!

– Нет, проходили! – возразил Глеб. – Мы это проходили по физкультуре.

– Точно!

– Так вот: я кажется, помню. 2 + 2 = 3.99998!

– Ага! Итак, слушай, Дух Лицея, наш ответ: 2 + 2 = 3.99998.

– И это, – проговорил Дух, – неправильный ответ! Я назову вам правильный ответ: 2 + 2 = 4!

– Но-но! – сказал Федя. – Смотри, Дух Лицея – берём два яблока, и добавляем к ним ещё два. Да?

– Да… – ответил Дух Лицея.

– Но когда мы те два яблока добавили, часть молекул из-за прикосновения руки от яблок отвалилась. Вот и получается 3.99998.

– Ну что ж, – проговорил Дух Лицея. – Вы опять правы. Вы открыли Третью Печать… Эти два лицеиста открыли все печати! Боги, вы слышали это???

На далёком Олимпе под названием «Учительская» сидели боги.


– Слышим, слышим… – проворчал Зевс, который вскоре сменил имя на «Валерия Яковлевича».


– Я раскрою вам тайну Ледникового Периода, – пообещал Дух Лицея. – Итак, слушайте! Ришельевский лицей неразлучно связан с классными журналами. И если с классным журналом что-нибудь случится, беда постигнет Ришельевский лицей…

– Теперь всё понятно! – воскликнул Глеб. – Мы же сегодня наш журнал в холодильник в буфетной комнате засунули!


Итак, когда классный журнал вытащили из холодильника, Ледниковый Период в лицее прекратился. Учителя наградили Федю и Глеба похвалами, не подозревая, что именно они этот Ледниковый Период и устроили (о том, что они запихнули журнал в холодильник, Федья Фроловец и Глебыня Свирипыч умолчали). Зато Федя и Глеб знали тайну журналов. Разрушать лицей они, конечно же, не хотели, но если им понадобилось бы пробить где-нибудь стенку в научных целях, им надо было бы просто сделать дырку в странице.