Бел-Шамгорот не являлся Злом, потому что даже Зло обладает некоей жизненной силой. Нет, Бел-Шамгорот был оборотной стороной монеты, на которой Добро и Зло составляли всего лишь одну сторону.

* Плоский Мир




Бортжурнал Экологической Экспедиции Ришельевского Лицея 2010г.




Новая акция от Одесского Трамвая! «100 человек и 100 рюкзаков!»

Получите возможность прокатиться бесплатно и при этом получить море адреналина!

Только у нас, пытаясь выйти на нужной вам остановке, вы сможете это сделать только через две следующих!

И, конечно же, вам гарантирована бонус-лотерея в виде рэндомного количества синяков и ушибов!

Спешите! Ваши места ограничены! Позаботьтесь об активном отдыхе для всей вашей семьи!

– Информация прозвучала на правах рекламы.

P.S. И только раз в году!


Глава первая


Глава, в которой лицеисты прибывают в Каменец-Подольский,
местные жители встречаются с жабой-убийцей,
а Пётр Первый оказывается в затруднительном положении.


Всё началось с того, что в 13:56 мимо Лицея пробежал Ужин. И хотя сейчас лицеисты его таковым не считали, через несколько дней они будут есть всё, что движется... Днём в 15:51 лицеистам стали выдавать экспедиционные футболки. И хотя всем старались дать одежду по размеру, позже было замечено, что размеры на упаковках и на самой одежде отличаются кардинально, так что футболки достались каждому совершенно случайным образом.

Чуть позже, в 16:45 произошла поездка на трамвае, о которой вы можете судить по объявлению выше.

Несколько часов спустя, около 19:01, поезд, нагруженный лицеистами, покинул Одесский вокзал.

Вскоре после этого, в 22:35, на 18-минутной остановке биологи начали проводить свои первые эксперименты над местными котами.

Немногим позже, около 2:25, лицеисты сменили поезд на двойку автобусов, а несколько часов спустя те ненадолго потеряли друг друга из виду и начали играть в "горячо- холодно".

Некоторое время спустя (время сказать затруднительно) недалеко от места привала было задумано провести соревнование по ходьбе на каблуках по дорожной брусчатке. По неизвестным причинам мероприятие не состоялось.

Немногим позже, в 8:28, до лицеистов, отправившихся на прогулку, дошли слухи, что ухо туриста является деликатесом у местных жителей и что у краеведов произошла ожесточённая схватка с жабой-убийцей. Однако, подтверждение этой информации найти не удалось.

Тем временем, несколько веков назад, удачливый охотник подстрелил оленя и погнался за вторым, однако тот, избежав опасности быть съеденным, сумел спастись (в скобках: спастись вниз со скалы). Так был основан Каменец-Подольский и поставлены те два парнокопытных памятника, что мы встретили на своём пути.

Несколькими веками позже порывом ветра сдуло шляпу с макушки Петра Первого на одной из башен Каменец-Подольска, за что ту башню назвали Ветреной.

Тем временем, в 9:55, мусорный кулёк-самоубийца дважды бросился под колёса проезжающих мимо машин.

Чуть позже, в 10:15, лицеисты отправились на осмотр Каменец-Подольской крепости (особенное внимание вызывала стрельба из лука мимо мишени, а также макет узника, лишённого свободы при помощи... эээ... скотча...).

И наконец, в 14:27 Тарас Попович в двадцать третий раз прошёлся вброд по луже, и этим знаменательным событием завершился переход на новую стоянку.


Глава вторая


Глава, в которой гидрологи распространяют страшный вирус,
биологи выращивают дрова,
а лагерь посещает странная собака, питающаяся банками из-под паштета.


Утром к лагерю прибежал Ужин, принюхался, и снова убежал, поджав хвост – так как от некоторых источников ему стало известно, что некий страшный вирус, именуемый распространителями, как игра "Крестики-Параллелики", подкосил ряды лицеистов предыдущим днём. Вирус сокращал словарный запас жертвы всего до двух слов – "крестик" и "параллелик", что имело довольно страшные последствия.

Также известно, что этот вирус повлиял и на окружающую среду: посреди лагеря образовался так называемый "дьявольский костёр", который несколько раз разгорался сам по себе, а в палатках некоторых очевидцев завелись существа под названием "грызи". В палатке Тараса, судя по его словам, также живёт Касперский, однако в данном случае мы склонны думать, что данный вирус повлиял на самого Тараса.

Под воздействием вируса оказалось и местное население, которое относилось к нам не слишком доброжелательно, из-за чего мы решили тут же выдвигаться дальше. Идти предстояло 14 км без воды, однако Валерий Яковлевич предложил лицеистам довольно лёгкий способ, всего в три небольших действия: одеть рюкзак, пройти 14 км, снять рюкзак.

Правда, процедуру облегчил грузовик, на который погрузили почти все рюкзаки. К счастью, вышеупомянутый вирус полностью исчез во время перехода. Имели место лишь отдельные происшествия. Например, нам встретилась собака, которая питалась банками из-под паштета (заметьте, не самим паштетом!).

Также на протяжении пути по железной дороге лицеистам скомандовали отойти в сторону – ибо поезд... Однако поезд, даже не доехав, остановился и отправился в противоположную сторону.

По прибытию на место стоянки между Валерием Яковлевичем и биологами состоялась литературная дискуссия о том, чья еда лучше, в процессе которой еду обоих групп называли довольно специфическими именами. В результате биологи попытались отнести свой ужин Колебошину попробовать, но не смогли – съели всё по дороге.

Кстати говоря, многие интересовались, откуда биологи добывают дрова. Так вот: они их выращивают. Какие при этом используются удобрения и сколько раз на день их поливают, выяснить не удалось. Правда, вполне возможно, что их ещё и выгуливают.


Глава третья


Глава, в которой дрова начинают нападать на людей,
тапки сбегают от своих хозяев,
а Кальмар становится Кроликом (подопытным).


Хоть стоянка и была новой, её фауна была вполне многочисленна, так что мимо лагеря снова пробежал Ужин... но лицеисты ещё спали, и, к счастью ужина, его не заметили.

Криминальная хроника. Сегодня утром злобная деревяшка, не хотевшая идти в костёр, накинулась на Тараса Поповича. Тот предупреждает: надевайте на них намордники!

А от биологов ещё сутра сбежала их научная работа и мстительно им заквакала с противоположной стороны речки.

Документальная хроника. Двое лицеистов, награждённые дипломами по случаю дня рожденья, бегали за автографами к руководителям групп. Однако Валерия Яковлевича уговорить оказалось не просто – он послал обоих в крестовый поход за священной ручкой, украденной у него Костей Шишкиным, ибо автографы мог давать только ею.

И снова криминальная хроника. В полдень несколько очевидцев, ходивших за водой недалеко от лагеря, заметили, как по реке проплыл чей-то тапок. Владельца найти не удалось, но впредь мы предупреждаем: находясь у воды, держите своих питомцев на привязи.

Также поступило сообщение, что биологам, ловившим весь день лягушек, случайно угодил в сачок Кальмар. Однако беспощадные биологи не отступились, и измерили его по всем пунктам: пол, ширину бедра и количество пятен в левой части спины.

Новости спорта. Под руководством Ксюши у лагеря появилась качеля, а Хупс до места сборки дров провёл эскалатор. Астрономы, в свою очередь, потребовали обзор горизонта, так что геологи пообещали в скором времени выкопать с корнем все горы вокруг. Между тем, астрономы, услышав историю о кальмаре, пришли к биологам, и увидели, что те поймали саблезубую лягушку.

"Ничего себе..." – подумали астрономы, и пошли искать саблезубые пятна на Саблезубом Солнце.

Тем временем проходил конкурс саблезубого рисунка на саблезубом коремате, на саблезубый костёр собирались саблезубые дрова, а Костя Шишкин строил планы, как сделать Экспедицию ещё саблезубее...


Глава четвёртая


Глава, в которой биологи и краеведы сражаются за деревенский магазин,
Степушин покоряет пещеру,
а тапки геологов засасывает в зыбучую глину.


Одинокий отряд на протяжении часа шёл по безжизненной равнине. В этот день мимо их лагеря опять несколько раз пробежал Ужин, а на противоположной стороне реки завелась серийная выдра-убийца. Но вдобавок ко всему этому, им ещё и предстояло идти по безлюдной местности туда и обратно до Негинских пещер.

Итак, после целого часа непрерывных скитаний, прямо посреди выжженной пустоши путники увидели плакат – "АС СЕРЕД КОВБАС!". Как бы оптимистично этот плакат не звучал, он оставался всего лишь одиноким плакатом посреди пустыни и помог не сильно. Но вскоре биологи (а отряд, про который идётся, и был биологами) пришли к небольшому оплоту цивилизации – какой-то странной деревне с какими-то нахохленными курицами, а однажды им даже перебежала дорогу чёрная кошка (правда, её нейтрализовал перебежавший ту же дорогу белый Хупс).

В то же время впереди показались Толтры (четыре небольших горы диковинного происхождения). Оказавшись перед ними, отряд столкнулся с двумя дорогами: направо и налево. Только одна из них вела на вершину, куда биологам и требовалось. – Прямо! – решил Бритавский, и, игнорируя дороги, биологи попёрлись через заросли. Тем временем по рации послышались гневные крики. Степушин, следовавший по пятам, возмущался, что биологи выкупили весь деревенский магазин и ничего не оставили краеведам.

Пожав плечами, сидя на вершине и жуя яблоки, биологи наблюдали, как фигура Степушина, возвышаясь между домов и деревьев, постепенно к ним приближается. Увидев биологов с яблочными огрызками, краеведы с надеждой поинтересовались, откуда те взяли яблоки.

– Они на том дереве... – указал Хупс, и тихонько добавил: – Были... Пещер на карте не оказалось, только лишь странная надпись – "Тута". Как оказалось позже, "тута" – это не "здеся", а просто такой вид деревьев, но пещеры удалось найти и без помощи карты.

Итак, отправившись в пещеру, биологи первым делом обнаружили летучих мышей. Милые (в кавычках) существа свисали с потолка карниза недалеко от входа, и биологи, возможно, и занялись бы научной работой, если бы не послышался предупреждающий крик: это недалеко показалась их десятиметровая мамаша.

Пещеры оказались довольно узкими, но лицеисты справились. Самые трудные участки были покорены Владимиром Евгеньевичем.

Между тем злобная стенка пещеры набросилась на Тараса Поповича и поцарапала его, но подобный случай, конечно, стал обычным делом за последнее время.

Тем временем в лагере происходили не менее интересные вещи. Например, два отряда, включая геологов, решили пойти на близлежащий карьер, но путь им преградил огромный океан из зыбучей глины, питающейся тапками.

Также несколько гидрологов подошли к Саше Синиченко (единственному биологу, оставшемуся в лагере) и жалобно попросили хоть немного побегать, половить лягушек. Позже на протяжении трёх часов Саша с удовольствием наблюдал, как за него выполняют научную работу.

И последнее – ходят слухи, что возле лагеря поселился людоед-вегетарианец. И хотя непонятно, чем именно он питается, есть предположение, что человеческими волосами, так что будьте осторожны.


Глава пятая


Глава, в которой в лагере появляются сразу два Владимира Евгеньевича (аж два раза),
лицеисты совершают охоту на проплывающие мимо деревяшки,
а к биологам постоянно приходят странные животные.


В восемь часов утра, когда мимо палаток снова пробегал Ужин, крик "Экспедиция, подъём!" послышался с одной стороны лагеря – и тут же с противоположной.

– Вот до чего техника дошла! – подумали лицеисты. – Нашего Владимира Евгеньевича и тут, и там одновременно слышно!

Но оказалось, что это не техника дошла. Это Глеб своим голосом до Степушина добрался. На лыжах.

Тем временем ондатра, прозванная кем-то по ошибке как "серийная выдра-убийца", попалась в сачок Бритавского. Однако, оказав небольшое сопротивление, та откинулась на спину и... захрапела. Прям в сачке. Причём продолжала спать, когда сачок опустили на землю, открыв ей доступ к выходу.

Видно, в каждом сачке биологов обустроен высококомфортабельный пентхаус со всеми удобствами, так что поначалу животное даже хотело обратно. После завтрака биологи провели тест. На тест пригласили двадцать человек, а состоял он из 60 вопросов. Итак, после получаса мороки участники попросили результаты, но биологи лишь пожали плечами и ответили: "Отправьте СМС с номером в костёр отряда "Всё Живое"..."

Немного позже, из далёкой неведомой страны к лагерю приплыл кусок какого-то моста или причала. Но счастливое плаванье окончилось быстро – изобретательные лицеисты его поймали и попытались оборудовать в пристань. Правда, та держалась на соплях, так что тем, кто не хотел испытывать судьбу, посоветовали воспользоваться стандартным способом мыть тарелки.

(Забегая вперёд, утром следующего дня этой пристани будет предначертано отправиться в плаванье дальше, чтобы никто с неё не убился, но та застрянет в камнях прямо на виду у моющих котёл краеведов)

Репетиция к Экватору проходила разнообразно. Краеведы замышляли мистическую картину о заводе в Гуменцах, основанную на реальных событиях, а четверо биологов сели друг другу на плечи и устроили эпохальную битву Степушинов.

Благодаря лицеистам, после Экватора появились новые крылатые выражения – "Мистер Босс", "Сгущёнка. Тушёнка. Ctrl+C. Ctrl+V", "Не ходи туди, синку!", "Нет!! Только не в цемент!!!" и "Гомогенизатор угашенного вапна".

Также говорят, что ночью биологам повстречалось странное животное под названием "выспись". Оно заорало на них: "Выспись!", так что те сразу попрятались в палатку.


Глава шестая


Глава, в которой лицеисты выслеживают монстра-поедателя кружек,
биологи соревнуются, кто медленнее разведёт костёр,
а Владимир Евгеньевич наконец одевает тапочки.


Мимо Владимира Евгеньевича снова пробежал Ужин...

Сегодня "Экспедиции, подъём!" уже не было в двух экземплярах. Глеб вместо этого хотел прокричать "Экспедиция, отбой!", но ему не дали.

Перед завтраком состоялась "зарядка light". Если выражаться по-научному, зарядка light – это такой вид зарядки, посещением которой можно пренебречь.

Биологи снова встретились с серийной выдрой-убийцей... то бишь ондатрой. На этот раз она сама пришла в гости и даже позволила себя погладить.

Также пришло сообщение о странном монстре-поедателе кружек в лагере краеведов, но об этом известно мало.

В скором времени лицеисты отправились на новую стоянку. По пути интересного встречалось мало, только на каком-то участке пути в водоёме увидели какую-то странную квадратную воронку – видимо, там кто-то пытался делить на ноль и образовалась чёрная дыра.

Новая стоянка оказалась довольно необычной. Сперва её перепутали с обычным привалом, и только потом до людей дошло, что пора ставить палатки. Рядом с будущим лагерем обнаружили святой источник, но, дабы не натворить там чего-то, вход лицеистов туда ограничили.

По приходу мы обзавелись новым домашним питомцем – слизняк Кеша (некоторые, правда, особо не церемонились и называли его просто "китайской кухней"). А ещё там было шоу "Разведи костёр за три часа". Внимание! Никогда не пытайтесь повторить это самостоятельно – ваши нервы такого не выдержат! Шоу включает в себя трение палочки о палочку и воровство углей из соседнего костра.

Во время шоу злобная деревяшка в которой раз напала на Тараса Поповича, но тот дал отпор, и тогда маленькая деревяшка позвала большое бревно...

Вечером состоялся футбол. Команды лицеистов были разбиты в пух и прах, когда на сторону руководителей стал Владимир Евгеньевич... а особенно, когда он надел тапочки... Всё это проходило под арию двух комментаторов, Старостина и Савко, декламировавших "Это не гол! Это Спарта!!!" (имеется в виду штанга) и другое.

К концу дня тучи на небе стали похожи на импровизированную лавину. В преддверии дождя кто-то сразу целеустремлённо направился к палатке, а кто-то ещё бегал в панике и рассматривал в тучах расширяющуюся воронку, пророча, что конец близок и нас всех засосёт.

И лишь любители киселя остались у костров – они готовы были отдать свои жизни, но только не свой кисель!


Глава седьмая


Глава, в которой стадо коров выполняет работу Владимира Евгеньевича,
лицеисты пытаются спасти журавликов от дождя,
а биологи забывают вынуть паштет из буфера обмена.


В восемь часов утра... нет, не пробежал Ужин... вернее, он тоже пробежал, но вместо "Экспедиции, подъём!" теперь послышалось затяжное "Муууу!".

– Вот до чего техника дошла!.. – подумали лицеисты, но мысль продолжать не стали.

Тем временем Владимир Евгеньевич решил взять реванш, и заорал такое "Экспедиция, подъём!", что все коровы замолчали и с уважением склонили головы.

От пробегающих мимо коров вода в речке стала мутно-серой, так что даже сам пастух, видя это, посылал всех к роднику.

На зарядке поздравили Олю с днём рожденья, затем Земля-Небо и ГидроМет начали собираться к походу в пещеры, где прежде были биологи и геодезы. Знаменательным событием дня стал кружок по оригами. Валик, изготовив из бумаги водяную бомбу и летающую тумбочку, начал обучать окружающих и другим приёмам искусства.

Была идея смастерить коремат или даже палатку из бумаги, но Валик рассказал легенду: если создать 1000 журавликов, то исполнится заветное желание.

Неизвестно, кто сколько журавликов успел сделать, но общая куча получилась довольно внушительной, когда лагерь застал дождь...

Под секретным конвоем журавликов эвакуировали в верхний кармашек одной из палаток – но под их тяжестью палатка рухнула. Дальнейшая судьба журавликов, к сожалению, остаётся неизвестной.

Но это оказалось не единственной потерей. Палатка Фёдора получила пробоину, и ужасное наводнение накрыло здешние спальники и рюкзаки.

Тем временем мокрые лицеисты вернулись с радиалки. Говорят, по пути они несколько раз теряли Валерия Яковлевича, но в целом всё прошло нормально. Кроме того, что на них не осталось ничего сухого.

У биологов были не менее серьёзные проблемы. Ипользуя Ctrl+C – Ctrl+V, они забыли вытащить паштет из буфера обмена, так что его у них в общей сложности стало 32 банки. Заметив это, они стали пихать его куда надо и не надо – в кашу и в чай, так что пришедшие у них угоститься тут же пожалели о своём решении.


Глава восьмая


Глава, в которой коровы атакуют лагерь,
Федя с Борей наносят ответный удар муравьям,
а метеорологи придумывают новую модель Экспедиции.


Вместо "Экспедиции, подъём!" снова послышалось затяжное "Муу!" и громкий хлопок – это корова упала на палатку краеведов. К счастью для Ужина, в каждой главе пробегающего мимо лагеря, корова упала не на него.

Палатка стала не единственной жертвой – несколько коров также пытались жевать чьи-то кроссовки.

Судя по всему, одна из них также наступила на банку тушёнки в лагере гидрологов – её потом торжественно похоронили, приговаривая "Пусть земля тебе будет консервной банкой!".

Тем временем биологам привиделось какое-то животное на противоположной стороне поля, и они полчаса пытались его разглядеть, чтобы описать в научной работе. И снова пошёл дождь. Биологи отчаянно пытались закрепить мусорный кулёк на палочках над костром, чтобы тот не погас – но получился своего рода монгольфьер, и пришлось это всё держать, дабы не улетело.

Тем временем Федя и Боря, дабы не повторить наводнения в палатке, вырыли ров и возвели стену. Свои действия они аргументировали тем, что хотели защититься от муравьёв.

Форт оказался оснащён защитными шипами и конницей 3-го уровня, в планах на будущее – провести систему орошения и акведуки по всему лагерю.

Поступило также предложение поставить у баррикады голову, наколенную на копьё, но пока что не удалось выбрать, чью именно.

Тем временем метеорологи предложили структуру экспедиции на манер Варкрафта. Например, хочет Валерий Яковлевич общий костёр построить, но ему приходит сообщение – Нужна древесина. Тогда он щёлкает на лицеиста (Опять работа?) и отправляет рубить дрова (Дело сделано!). Тем временем в лагере приготовили ужин (Исследование завершено!), а мимо палаток геологов снова прошло стадо коров (На город наших союзников напали враги!).

И наконец, существует теория, что у биологов вместо крови течёт паштет, и что сопли единорога могут вылечить от насморка навсегда, но подобные теории уже будут рассмотрены на конференции.


Глава девятая


Глава, в которой грязная одежда восстаёт против своих хозяев,
Глеб заставляет лицеистов почувствовать дух Экспедиции (в прямом смысле),
а Синице поручают тайное задание.


– Да всё нормально с нашей одеждой, – сказал чей-то носок и медленно пополз прочь от лагеря. По пути он чуть не столкнулся с Ужином, который тем временем тоже хотел пробежать мимо.

Как видно, после всех дождей одежда лицеистов слегка мутировала. Радиоактивную одежду либо утилизировали в кульки, запечатывая их под семью печатями с надписью "Не открывать под страхом смерти... то есть вони", либо просто истребляли всеми доступными способами.

После завтрака началось научное собрание.

– Итак, сегодня настал тот день, которого мы ждали всю Экспедицию... – начал Валерий Яковлевич.

– Неужели тот самый день, когда Валерия Яковлевича можно будет за усы подёргать? – тихонько переспросил Владимир Евгеньевич.

На собрании обсуждалось то, что относительная влажность высчитывается по относительной сухости, рассматривались отличия между травами с луга и с пастбища, а также рассказывалось про неких баптистов, которые собираются несколькими дюжинами у кого-то дома и... что-то там делают.

На обед у биологов был сурщ – смесь борща и супа.

А после еды Глеб сагитировал всех надеть жёлтые футболки и изобразить надпись "ЭЭРЛ".

Но дело в том, что футболки у всех были... не в слишком удачном состоянии, и поначалу это мероприятие назвали "Восстание бомжей" или "Почувствуй запах Экспедиции!". Итак, в течение получаса лицеисты строили правильную надпись "ЭЭРЛ"... только для того, чтобы Глеб не заменил батареек и побежал за новыми, так что когда он прибежал, произошёл дубль два...

И наконец, когда Саша Синиченко закапывал ров у палатки Бори, его спросили "Что ты делаешь?" – и он ответил: – "Закапываю для руководителей!.."

Но "для" случайно не расслышали, так что вышло "Закапываю руководителей!" – и его немного не поняли...


Глава десятая


Глава, в которой странные животные посягают на паштет,
лицеисты прибывают в Город Пяти Гривен,
а гидрологи съедают в нём все котлеты.


Ночью мимо костра снова пробежал Ужин...

Итак, после общего костра состоялся Ночной переход. Сначала местность была болотистой, как и везде, но вскоре лицеисты вышли на дорогу. Попытки заснуть не увенчались успехом – их вовремя пресекали бдительные стажёры и руководители. Утром, после сна на вокзале, лицеисты снова достали бесконечные запасы паштета – что стало радостью для проживающих поблизости собак. На съедение им дали целую банку – но тем не хватило. И когда они увидели приготовленные на скатерти бутерброды, то тоже подумали, что это им...

Завтрак готовили по очереди – одни мазали бутерброды, другие стояли плотным кольцом вокруг них, охраняя от ненасытных животных, уже познавших однажды вкус паштета. После электрички мы прибыли в Хмельницкий. Гидрологи первыми отправились в местное кафе, чтобы покушать. Однако биологи, следовавшие по очереди за ними, вынуждены были искать другое пропитание – из-за гидрологов в ресторане закончились все котлеты.

Экскурсия по Городу Пяти Гривен показала, что там есть одна большая главная улица – если от неё отойти, уровень цивилизации постепенно снижается. В поисках книжного магазина (дабы купить карту) лицеисты и руководители пересекли пол-Хмельницкого – чтобы таки найти один книжный магазин закрытым на ремонт. Тем не менее, они отведали мороженного в шариках, которое в Одессе бы стоило в четыре раза дороже.

К вечеру, наконец, лицеисты сели в поезд – но бутерброды с вездесущим паштетом дали знать о себе и там, что вынудило проводников запереться у себя в купе. Прибытие в Одессу сопровождалось дождём – однако, это не помешало закрытию Экспедиции, так как официальное её закрытие было запланировано у Колоннады вечером того же дня, во время запуска монгольфьеров (уже не самодельных).

Итак, вечером в 21:04 прозвучало очередное "Экспедиция, подъём!" (дабы лицеисты приободрились), и множество воздушных фонариков полетели в небо.

Тем временем мимо Колоннады снова пробежал Ужин...