В Йоку имеется 48 различных вариантов слова "честь"," и все они восходят своими корнями к слову угак—та, что значит, в той или иной мере, "Я слегка безумен".

* Сайрус Неутомимый


Тушёнка, сэр!


Утро. Несколько сонных фигур, включая биолога Виктора Сергеевича и проводника Сергея Андреича, склонились над костром в томительном ожидании грядущего кушанья.


- Сергей Андреич, а что у нас на завтрак?

- Тушёнка, сэр!

Виктор Сергеевич покачал головой:

- А на обед?

- Тушёнка, сэр!

Биолог подозрительно уставился на проводника:

- А на ужин?

- Чай с печеньем, сэр!

ВикСер облегчённо вздохнул.

- со вкусом тушёнки, сэр!

- Замечательно! - пробормотал Виктор Сергеевич и устало потянулся к кроссовку, сушившемуся у костра: пока не заметил, что внутри обуви что-то странно хлюпает.


- Сергей Андреич, а что у меня хлюпает в кроссовке?

- Тушёнка, сэр! - невозмутимо ответил проводник.

- Что она там делает???!!!

- Хлюпает, сэр.

Мало того, что у Виктора Сергеевича моментально пропал всякий аппетит; причину нахождения тушёнки у себя в обуви он так и не выяснил. Биолог повернулся к проводнику, чтобы добиться от него более вразумительного ответа, как вдруг из палатки поблизости раздался душераздирающий вой.

Крик умолк так же внезапно, как и появился, и несколько мгновений простояла полнейшая тишина.

- Что это было? - шёпотом спросил ВикСер.

- Полагаю, это сэр Генри доедает свою утреннюю тушёнку: - предположил Сергей Андреич.

Из палатки торопливо выбрался лицеист, но, заметив ВикСера, решил сохранять внешнее спокойствие и медленно подошёл к костру:

- Сэр! Разрешите ли взять стакан воды?

- Воды? - изумился ВикСер. - А что такое?

Лицеист, пожав плечами и стараясь не выдать никаких эмоций, невозмутимо ответил:

- Пожар, сэр.

- Пожар в палатке?!!! - тут же запаниковал биолог. - Сергей Андреич, у вас не найдётся огнетушителя???

Проводник молча указал на свой рюкзак, валявшийся неподалёку. ВикСер молниеносно залез в рюкзак Сергея Андреича, и, видимо, таки нашёл огнетушитель, но через секунду раздался его истерический вопль, полный отчаянья:

- Что у вас с огнетушителем???

Сергей Андреич пожал плечами:

- У настоящего экспедиционщика, сэр, даже в огнетушителе должна быть тушёнка!

Виктор Сергеевич вылез из рюкзака, и, отбросив заполненный тушёнкой огнетушитель куда подальше, принялся искать другие средства противопожарной защиты.

В этот момент к нему сбежались несколько лицеистов, готовых помочь в тушении пожара.

- А чем вы будете тушить? - спросил их биолог.

- Лопатой, сэр! - ответил один.

- Влажными салфетками, сэр! - гордо произнёс другой.

- А вы, Сергей Андреич?

- Тушёнкой, сэр! - невозмутимо ответил проводник.

- На фиг её! - разозлился ВикСер.

- Она холодная, сэр!

Виктор Сергеевич, которого уже достала эта тушёнка, недовольно повернулся к Сергею Андреичу и, стараясь придерживаться всех приличий "настоящего экспедиционщика", ответил:

- Милорд, вы негодяй!

- От милорда слышу, сэр!


Тем временем, в разгар полемики, недалеко оттуда вёлся тихий, деловой разговор.

- Сэр Генри, о чём вам говорит это голубое небо? - задумчиво спросил лицеист, лежащий в спальнике.

- Погода хорошая, сэр! - ответил другой, лежащий рядом.

- Нет, сэр Генри. Это небо говорит о том, что потолок нашей палатки окончательно догорел!

К месту разговора запоздало прибежали ВикСер с лицеистами, готовыми тушить уже сгоревшую палатку.

- А из-за чего у вас пожар-то был? - спросил Виктор Сергеевич двух лицеистов, до сих пор задумчиво лежавших в спальниках посреди кучи пепла.

- Тушёнка, сэр! - ответил один из них.

- Что, и у вас всё так плохо??

- Она горит хорошо, сэр!

Однако ВикСер по-прежнему ничего не понял:

- И что??

- Когда сэр Генри доедал свою утреннюю тушёнку и издал судорожный вопль, вы так посмотрели на нашу палатку, что она и загорелась!

- Но при чём тут тушёнка??

- У настоящего экспедиционщика-патриота, сэр, даже палатка должна быть вся в тушёнке!

Тем временем, не отрывая глаз от объектива, к ним подошёл Сергей Андреич с фотоаппаратом в руках, желая запечатлеть любопытный пейзаж на фоне пожара:

- Внимание, сейчас вылетит птичка!

Виктору Сергеевичу оставалось лишь вздохнуть:

- Тушёнка, сэр?