Я слушал двуликого до тех пор, пока не понял, что его дурацкая бесконечная история про ворону и мост — история обо всех делах человеческих. Превосходная, наглядная, поучительная метафора! Что бы ни делал человек, в конечном итоге окажется, что он посвятил свою жизнь просушке вороны, которую сам же перед этим намочил. Или, наоборот, увлажнению сухой вороны, которую после этого снова придется сушить. Это — все, на что способны люди. И еще спорить друг с другом о том, какой путь является истинным: сушить или мочить? А если и то и другое, то в какой последовательности? Все войны в истории Мира начинались по сходным поводам. И ладно бы только войны… В то время как совершенно очевидно, что ворона дохлая и смердит. Она издохла давным-давно, задолго до того, как самый первый человек в Мире взял ее за хвост, чтобы положить на мост. Или наоборот. Понимаешь? Подозреваю, что да. Тем хуже для тебя.

* Лойсо Пондохва


Туда и Обратно, или Во Всём Виноват Виктор Сергеевич



Всё, что произошло в этом рассказе, произошло из-за Виктора Сергеевича.

Повесть основана на реальных событиях (кое-каких)



– Так… – проговорил Валерий Яковлевич. – Много там ещё?

Перед пятым кабинетом в очередь выстроились учителя.

– Ирина Станиславовна… Вадим Леонидович… Анна Владимировна… – бормотал Колебошин, глядя то на список имён, то на учителя, идущего в пятый кабинет.

Однако после Анны Владимировны в очереди шёл не учитель, а ученик.

– А ты кто? Федя! Тебе нельзя на учительское совещание!

– Почему? – спросил Федя.

– Потому что нельзя! – рявкнул на него Колебошин.

– Ладно…

Затем Колебошин продолжил проверять учителей по списку.

– Павел Андреевич… Виктор Сергеевич… Галина Сергеевна…

Сразу после Галины Сергеевны шёл какой-то незнакомец с длинными волосами.

– А ты ещё кто?

– Я учитель! – ответил незнакомец.

– Что-то я не помню таких учителей в Лицее! – нахмурился Валерий Яковлевич и дёрнул незнакомца за волосы. Это оказались не волосы, а парик.

– Федя?! Опять ты?! Ещё и парик на себя нацепил! Я же сказал: нельзя тебе на совещание!

Федя, огорчённо волоча за собой парик, опять ушёл.

Валерий Яковлевич оглядел список, затем заглянул в пятый кабинет, и, удовлетворившись, что все учителя на местах, закрыл за собой дверь.



– Итак, мы собрались на это совещание, чтобы решить судьбу 9-М, – объявил Колебошин и стукнул стулом по парте, что означало, что совещание началось. – А то эти математики слишком многое себе позволяют!

– Верно! – воскликнула Татьяна Ивановна. – Вот, например, на днях они погром в шестом кабинете устроили!

– А мне они стул сломали! – пожаловалась Галина Сергеевна.

– И ещё они достали меня с этими лопатами! – добавил Сергей Ильич. – Они мелом повсюду эти свои лопаты рисуют!

– Вот именно! – заметила Ирина Станиславовна. – Вчера даже на двери в Учительскую нарисовали!

Начался беспорядок. Каждый учитель пытался высказать, что он думает о математиках и какую пакость они ему натворили.

– Тихо!!! – проревел Валерий Яковлевич и со всей силы стукнул стулом по парте. Раздался грохот, все замолчали, от парты отвалился кусок.

– Ой, – сказал Колебошин извиняющимся тоном, глядя на отвалившийся кусок парты. – Если что – это не я!

– Так что же мы будем делать с математиками? – спросили учителя.

– Мы объявляем им войну! – воскликнул грозно Валерий Яковлевич. – Империя наносит ответный удар!

Тут в пятый кабинет зашла уборщица и заорала:

– Так! Учителя! Понасовещались тут, а теперь выметайтесь! А то ещё придут, намусорят… Тьфу!



А тем временем в 29 кабинете, столице 9-М, шла суматоха. Лопата, эмблема математиков и символ Прикопа, которая лежала на шкафу 29 кабинета, вдруг куда-то пропала.

– Говорю тебе: нету её там! – сообщил Саша Сандлер Глебу Свирипе.

– Я проверю! – ответил Глеб. Он подвинул к шкафу парту, поставил на неё ещё одну парту, залез на всю эту конструкцию и посмотрел на поверхность шкафа.

– Да! Действительно там нету лопаты! – объявил Глеб.

– И куда она могла пропасть? – спросил Саша.

– Я думаю, ответить на этот вопрос может только Елена Владимировна.

А она как раз и стояла неподалёку и препиралась с Лёшей Сушковым.



Лёша Сушков последнее время стал очень интересоваться архитектурой. И вот он разработал новый проект: вилла из парт для себя любимого. Строительство шло полным ходом, однако Елене Владимировне это не нравилось.

– Лёша, а вы в курсе, что до звонка на урок осталось пять минут? – спросила у него Елена Владимировна.

– Э-э-э… А что?

– Ну-у-у… Как я урок буду проводить в классе, где нет парт? Ведь на вашу виллу ушли все парты класса!

Однако Саша и Глеб, увидев Елену Владимировну, были вынуждены прервать их философский разговор.

– Елена Владимировна! Плохие новости! Лопата пропала! Вы не знаете, где её можно найти?

– Ну в классе лопату спрятать вряд ли где-то можно, – ответила Елена Владимировна. – Поэтому я предполагаю, что её у вас украли. Помните, вы вчера стул с помощью это лопаты сломали?

– Мы не ломали стул. Мы всего лишь исполняли боевой марш лопатой по стулу, – возразили математики.

– Это детали. Учителям этот ваш марш не понравился. И, скорее всего, именно они у вас лопату и украли.

– Но где её искать? – спросили математики.

– Я не знаю. Но есть одна пословица. И эта пословица может выпутать вас из любой ситуации. Помните: что бы не произошло, это произошло из-за Виктора Сергеевича!



Виктор Сергеевич захотел зайти по каким-то своим делам в восьмой кабинет. Он дотронулся до ручки восьмого кабинета, и она отвалилась. (Видимо, её отвинтили проживающие поблизости ученики.) Топоренко вертел её в руках, думая, как бы прикрутить обратно. Тут из учительской вышли учителя:

– Виктор Сергеевич! Вы что, опять ручку восьмого кабинета сломали?



Глеб и Саша шли по просторам Ришельевского Лицея в поисках лопаты, как вдруг увидели странное сияние. Через секунду это сияние превратилось в Вадима Леонидовича. Вернее, это было что-то вроде голограммы Вадима Леонидовича, так как он казался слегка прозрачным.

– Вы не найдёте то, что искали: на самом-то деле лопату не крали!

Произнеся эти слова, Вадим Леонидович исчез.

– И как это понимать? – спросил Глеб у Саши.

Саша думал где-то минуту, потом ответил:

– Всё довольно просто! Это что-то вроде загадки. Где мы не найдём то, что ищем? Конечно же у завхоза! У него столько добра валяется, что ничего среди него нельзя найти.

– А как понимать «на самом-то деле лопату не крали»?

Саша опять призадумался.

– Думаю, завхоз ничего не крадёт. Он просто сам приходит, забирает то, что нужно, и всё.

Глеб не был уверен в Сашином толковании всего этого, но лучшего толкования он предложить не мог.



Тем временем, на другом конце Лицея…

– Валерий Яковлевич! Армия для похода на 29 кабинет готова!

Валерий Яковлевич вышел из учительской, и увидел армию учителей, готовых к войне. Каждый учитель держал по два тяжёлых учебника и стучал ими друг о друга, исполняя боевой марш.

– Ну что ж… – сказал Колебошин. – У нас армия большая, но я думаю, что её будет недостаточно для того, чтобы справиться с силами математиков. Нам нужны верные союзники. Например такие, как завхоз.



Два математика подошли к цитадели Михалыча.

– Будь очень осторожен, – напомнил Саше Глеб. – Завхоз – любитель ставить всевозможные ловушки.

Однако у входа в крепость Михалыча никаких ловушек не было. Зато там стоял человек, один из помощников завхоза.

– Зачем вы пришли сюда? – спросил он у лицеистов.

– Нам нужно встретиться с Михалычем! – ответили они.

Помощник завхоза прищурился, разглядывая лицеистов, затем произнёс:

– Пароль!

– Какой пароль?

– Такой!

– А подсказка?

– Не будет подсказки! Угадывайте!

– Ну что ж… Начнём! – ответил Глеб. – «Колебошин»!

– Нет!

– «Сова»?

– Нет!

– Я думаю, тут не такие пароли нужны! – сказал Глеб Саше. – Тут нужно что-то более оригинальное!

Тут Саше вспомнилась поговорка Елены Владимировны. «Что бы не произошло, это произошло из-за Виктора Сергеевича».

– «Топоренко Виктор Сергеевич»!

– Нет!

– «Топор»? – спросил Глеб.

– Да!

Саша и Глеб мысленно поблагодарили Елену Владимировну за то, что она посоветовала им такую полезную поговорку. Тем временем врата крепости завхоза открылись и математики вошли внутрь.

– Шо вы хотите? – воскликнул завхоз, едва увидев их.

– Вы тут нашу лопату не видели? Не крали её случайно?

– Да нет, наверное! – ответил Михалыч. – Не видел я вашу лопату! И вообще, между прочим, я не краду, а забираю то, что нужно, и всё!

Михалыч хотел было ещё что-то сказать про лопату, как тут на улице они услышали голоса Валерия Яковлевича и стражника цитадели завхоза.

– Пароль! – потребовал стражник.

Валерий Яковлевич не удостоил его вниманием, отпихнул с дороги и ворвался к завхозу.

– Добрый день, Михалыч!

– Добрый день, Валерий Яковлевич!

Тут Колебошин увидел математиков.

– Ах, так, значит, вы опередили меня! Вы хотели переманить завхоза на свою сторону прежде, чем это сделаю я? Но я явился! Война с математиками началась! И вы будете её первыми жертвами!

– Но за что? – спросил Глеб, хотя он и подозревал за что.

Здесь не будет перечисляться полный список того, что натворил 9-М.

– …за погром в шестом кабинете, за бои на партах, за рисование лопат, за поломку стульев, за сбрасывание классной доски с лестницы…

– Это всё Виктор Сергеевич! – вставил Саша.

Это было неожиданно, однако на Колебошина это оказало большое влияние.

– Да? – спросил Валерий Яковлевич.

– Ну да. Во всём этом виноват только Виктор Сергеевич! – ответили математики, радуясь, что уже второй раз поговорка Елены Владимировны помогла им.

– Так значит в погроме шестого кабинета, рисовании лопат, убийстве Кеннеди, Франко-прусской войне и гибели Атлантиды тоже виноват Топоренко?

– Конечно! Вы что, не знали?



Виктор Сергеевич сидел в 17 кабинете, и, закончив выставлять оценки в журнал, встал со стула и осмотрелся. На доске была нарисована лопата.

Побранив про себя математиков, Топоренко направился в подсобку. Однако по пути он споткнулся и упал, задев при этом парту и стулья. И парта, и стулья грохнулись.

Тут в 17 кабинет зашли учителя во главе с Валерием Яковлевичем.

– Виктор Сергеевич! Так это вы лопаты всё время рисовали! – воскликнули учителя при виде лопаты, изображённой на доске. Тут они посмотрели на Топоренко и на опрокинутую парту со стульями.

– Ай-яй-яй, Виктор Сергеевич! Ещё и погром в 17 кабинете устроить захотели!



Саша и Глеб шли обратно из цитадели Михалыча.

– И куда мы пойдём дальше? Лопату мы так и не нашли! – сказал Саша.

– Ну для начала в 29 кабинет, чтобы там передохнуть, а затем – к Виктору Сергеевичу! Может, поговорка Елены Владимировны сработает и в третий раз, и мы найдём лопату у него.

Тут в воздухе перед ними появился Вадим Леонидович.

– Вадим Леонидович! То, что вы нам сказали, оказалось неправдой: у завхоза не было лопаты!

– Хм… – ответил Вадим Леонидович. Видимо он сначала не рассчитал, что у математиков мышление не стандартное, а математическое. – Вы немного не так поняли. Задумайтесь ещё раз над моими словами!

– Так что же они означали?

– А это вы сейчас узнаете! – загадочно произнёс Вадим Леонидович и снова исчез.



Саша и Глеб пришли в 29 кабинет, и тут же встретили Федю.

– Федя! Плохие новости! Мы были у завхоза, однако лопату у него не нашли!

– Я, честно говоря, не совсем понимаю зачем вы отправились в это путешествие на поиски лопаты, – удивлённо ответил Федя. – Лопата то никуда не пропадала! Она всего-навсего за шкаф свалилась!