Интересно, ЧТО же я такое ляпнул, чтобы сама Смерть отвергла меня?

* Безымянный



ЛБПРЛ – Летняя биологическая практика Ришельевсого Лицея. Здесь лишь бортжурналы-отрывки за один определённый день, быть может я потом добавлю ещё что-то если найду старые записи...



Бортжурналы ЛБПРЛыхи



Не пристало ли нам, братья, начать старыми словами печальные повести о походе ВикСеровом, ВикСера Святославича?

Пусть начнётся же песнь эта по былинам нашего времени, а не по замышлению Бояна. Боян же вещий, если хотел кому песнь воспеть, то растекался мыслию по древу, серым стажёром по земле, сизым руководителем под облаками. Помнил он, как говорил, первых времён усобицы.

Тогда напускал он десять соколов на стадо лицеистов, какого лицеиста настигали, тот перым и становился дежурным, что резал тушёнку пред полками Касожскими, к костру красного Денбора Святославича.

Боян же, братья, не десять соколов на стадо лицеистов напускал, но свои вещие персты на гомогенизацию тушёнки воскладал: они же сами князьям славу рокотали.

Начнём же, братья, повесть эту от храброго Сергея Андреича, который скрепил гидробиологов силою своею и поострил сердце своё мужеством; исполнившись ратного духа, навёл свои храбрые полки на землю карпатскую за землю лицейскую.

Тогда Сергей Андреич взглянул на светлое солнце и увидел гидробиологов своих тьмою прикрытых. И сказал Сергей Андреич дружине своей: "О дружина моя и братья! Лучше ведь свой доклад завалить, чем совсем его не написать; сядем же, братья, у борзых головастиков да посмотрим синий Дон".

Тогда вступил Сергей Андреич-князь в златое стремя и поехал по чистой речке. Солнце ему тьмою путь заступало; ночь стонами грозы птиц пробудила; свист звериный встал, встрепенулся див – кличет на вершине Сергей Андреич, велит прислушаться – гидрологам, жабологам, ихтиологам, и тебе, Тмутараканский Идол!

И застонал, братья, Киев от горя, а Чернигов от новостей, ибо когда войско его в докладе своём нарекло головастиков "животными морскими", случился с Сергеем Андреевичем-князем facepalm великий, приуныли у городов забралы, а веселие поникло.

Галицкий Остромысл Гоша! Высоко сидишь ты на своём златокованном престоле, подпёр тучи дождевые своими железными полками, заступив грозе путь, затворив ей ворота, меча тяжести через облака, суд творя до Дуная.

Виктор Сергеевич-князь людям суд правил, князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал, из лагеря добегал до петухов Манявы, великому Хорсу волком путь перерыскивал.

Но уже, о князь Гоша, померк Солнца свет, а древо не к добру листву сронило: по Роси и по Суле турнир-эстафету поделили. Сгущёнка зовёт тебя, князь, кличет и зовёт князей на победу. Ибо сказали Боян и Ходына, Святославича любимцы: "Тяжко голове без плеч, и беда телу без головы" – так и Русской Земле без сгущёнки.

Здравы будьте, князья и дружина, борясь за Гошу Остромысла против туч грозы поганых. Ибо вещий Боян ему давно припевку, разумный, сказал: "Ни хитрому, ни умелому, ни птице умелой, ни Гоши, ни суда Гошьего не миновать".

Слава князю и дружине его... а также Серёже Гулько и его книге за внезапную идею для бортжурнала.

08 июля 2012


* * *


Мир изменился. Я чувствую это в сгущёнке, ощущаю в гречке, а вот и в дыме от костра чем-то новым запахло... Многое из того, что было, прошло, и всех, кто что-то помнил, давно отправили на дежурство.

Всё началось с отливки великих колец. Три были переданы руководителям, бессмертному триумвирату владык Лицея. Семь были отданы стажёрам, в подземных кураторских палатках. А девять... девять забрали орнитологи, ибо нечем было птиц кольцевать.

Ну да ладно. Это в прошлом бортжурнале было много пафоса, а здесь его... чуть-чуть... поменьше.

А всё начиналось, когда Виктор Сергеевич, глядя на зловещее облако в небесах в виде Водяного Дятла, подумал:

– Надо бы на горку сходить...

– На Попадью? – с надеждой воскликнул Саша-орнитолог.

– Нет, – остудил его пыл Виктор Сергеевич. – На Гофру.

– Так чего же мы ждём??? – воскликнул Денис Борисович и побежал созывать детей, но Игорь Николаевич покачал головой:

– Нельзя просто взять и сходить на Гофру. В её небесах недремлющий Водяной Дятел, и его дождевой клюв готов долбануть в любое время. И... Гоша не знает дороги.

– Не беспокойтесь, – заверил его Сергей Андреич. – С вами мой меч.

– И мой лук, – подошёл Саша.

– И моя секира! – решился Денис Борисович.

– В любом случае, вам нужны толковые ребята для такого дела... задания... мероприятия... – воскликнули прибежавшие стажёры.

– Девять хранителей, – провозгласил Виктор Сергеевич. – Вы будете Братством Гофры.

Повисло молчание. Облачный клюв водяного дятла поворачивался в сторону горы.

– О-отлично, – воскликнул один из стажёров и, очнувшись, задал риторический вопрос: – Эээ... Так куда мы идём?



– ТЫ НЕ ПОЙДЁШЬ!!! – кричали руководители больным детям, после чего те с визгом улетали в палатки.

Лишь самые сильные и здоровые спартанцы остались в отряде, идущем на Гофру.

– Тебе, Игорь Николаевич, – говорил в напутствие Виктор Сергеевич, – я дарю дождевик из мифрила, что выдержит даже удар клюва Водяного Дятла... Тебе, Денис Борисович, – эльфийские оладушки, тайно сделанные на кострах Спичек задолго до основной партии... Тебе же, Сергей Андреич – фиал с первозданным чаем, хранящем чаинки света люстры третьего кабинета...

...Помните, что вам надо пробаться на гору Гофру и изгнать аватару Водяного Дятла обратно в водопады Манявы, дабы вернуть Гоше власть над небесами Осмолоды. Каждый из вас сделает это... А, ну и купите сахар по дороге.

После этих слов Саша-орнитолог провозгласил "Ждите меня на рассвете третьего дня!" и скрылся в зарослях... Позже он вернётся как Саша Белый вместе с Оксаной, приехавшей из Одессы... А оставшийся отряд Хранителей двинулся в путь.

Первая часть маршрута пролегала сквозь земли вольных черничников. Пустые и безжизненные кусты черники росли вокруг хохотавших людей, валявшихся на крышах своих машин и пожиравших чернику жменями...

Под небесами, озарёнными величием Водяного Дятла, Хранители встретились с пеленой дождя. Дождевик из мифрила да зонтик из валирийской стали работали храбро, но спасение от дождя путники нашли лишь в заброшенном доме-колыбе.

В этой ветхой обители они обнаружили пыльный дневник, заляпанный пятнами сгущёнки, и все путники, побывавшие в хижине, что-то в нём писали... Пока с каждым из них не случалось что-то странное.

Первая группа путников забаррикадировала дом от армии медведей и умерла от голода... Вторая пряталась от некоего человека-каремата, чем закончилась их встреча сказать нельзя... Третья пропала из-за отсутствия Лайфа... Следующие несколько групп спасались от кого-то вроде Водяного Дятла, но называли они его по-другому, и не слишком цензурно...

(Примечание: несмотря на кучи воображухи в бортжурнале, этот дневник действительно существовал на самом деле, и примерно похожий бред там действительно был написан..)

Остальные страницы заляпаны сгущёнкой... и лишь в конце два слова: "Они идут!"

– Кто идёт? – спросил один из стажёров, читавших дневник... и тут снаружи послышались воинственные крики.

– У них пещерный тролль! – закричал второй стажёр и запер входную дверь.

Дверь тут же сорвалась с петель и в домик влетел... кхм... всего лишь дежурный, который, оказывается, открыл паштет и нарезал хлеб.

Вписав, в свою очередь, в этот дневник фразу "Только дым в глаза, только хардкор" и пару молитв Гоше, Хранители отправились далее... До вершины оставалось лишь чуть-чуть...

Кроссовки хранителей кипели, но они шли вперёд, где на груде камней возвышался флаг, а вокруг стояли столбы древней польско-румынской границы.

Но они были не единственными присутствующими... Гигантский силуэт в виде облачного дятла появился прямо перед ними.

– Кто посмел ступить на мою территорию?

– Мы – Братство Гофры.

– Жалкие людишки. Вы даже название горы правильно признести не можете, – насмехался Водяной Дятел. – Грофа она, а не Гофра, идите отсюда.

Однако вперёд из группы выступила таинственная фигура в дождевике и с зонтиком валирийской стали наперевес.

– На что ты надеешься, человечишка? – рассмеялся Водяной Дятел. – Ни один смертный муж не может одолеть меня. Так гласит пророчество!

– Я не муж, и даже не человечишка, – проговорила фигура, откидывая капюшон. – Я Ёжик!

Дождевик плавно упал на землю, из капюшона медленно выползла аватара бога Ёжика.

– О, Дятел! Из-за тебя и твоих дождей дети стали съедать всю еду из казанов, и перестали носить мне жертвы в мою яму! Так познай же мой гнев и убирайся обратно в водопады Манявы, порождение дождя!

Ёжик и Дятел закружились в головокружительной схватке в небесах, после чего они оба исчезли, и впервые за много дней небеса очистились и в них засиял свет Гоши.

– Битва за Гофру окончена, – изрёк Игорь Николаевич. – Битва за Гошу только начинается. Гоша не вернётся просто так, и победа над Водяным Дятлом будет лишь отсрочкой неминуемого, если лицеисты сами не поверят в силу Гоши..

...А спустя множество часов, обратно в лагере, выслушивая этот дивный рассказ, толпы лицеистов лишь равнодушно хлопали глазами, и лишь один из них задал вопрос:

– Это всё хорошо... А где сахар???

17 июля 2012